информационная безопасность
без паники и всерьез
 подробно о проекте
Rambler's Top100За кого нас держат?Сетевые кракеры и правда о деле ЛевинаПортрет посетителя
BugTraq.Ru
Русский BugTraq
 Анализ криптографических сетевых... 
 Модель надежности двухузлового... 
 Специальные марковские модели надежности... 
 Кавычки уличили Google в заимствовании... 
 Некоторые пароли от G Suite хранились... 
 Microsoft выпустила Windows Sandbox 
главная обзор RSN блог библиотека закон бред форум dnet о проекте
bugtraq.ru / закон / статьи
ЗАКОН
главная
обозрение
статьи
форум
рассылка
free soft
предложить материал




Paragon Partition Manager 7.0

Эрик Реймонд "Волшебный котел"


5. Община наоборот

  Бросив скептический взгляд на одну преобладающую модель, давайте посмотрим, можем ли мы строить другую – трезвое с экономической точки зрения объяснение того, что делает сотрудничество на основе открытых исходных текстов жизнеспособным.

  Это – вопрос, который подвергается проверке на нескольких различных уровнях. На одном уровне, мы должны объяснить поведение индивидуумов, которые вносят вклад в проекты с открытым кодом; на другом мы должны понять экономические силы , которые поддерживают сотрудничество в таких проектах, подобных Linux или Apache .

  С другой стороны, мы должны сначала уничтожить широко распространенную в народе модель, которая является препятствием для такого понимания. При попытке объяснить совместное поведение мы можем обратиться к "Трагедии общин" Гаррета Хардина .

  Хардин превосходно заставляет нас вообразить себе поле, принадлежащее деревне крестьян, которые пасут на нем свой скот. Но выпас ухудшает общую собственность, разрывая траву и оставляя грязные заплаты, на которых травяной покров восстанавливается очень медленно. Если нет никакой согласованной (и обеспеченной мерами принуждения) политики выпаса, которая предотвращает ухудшение почвы на пастбище, все стороны стремятся выпасать столько скота, сколько могут, пробуя извлечь максимальную выгоду прежде, чем коллективная собственность превратится в море грязи.

  Большинство людей интуитивно поддерживает модель совместного поведения, которая очень напоминает эту. Это – вообще-то, плохая модель для характеристики экономических проблем открытых исходников, являющихся в большей степени ориентированными на "нахлебников" (что, в соответствии с данной моделью, должно привести к нехватке ресурсов), нежели на вклад в общественную собственность (и интенсивн ое ее и спользование). Однако, это – аналогия, которую я вижу в качестве основы большинства непродуманных возражений.

  "Трагедия общин" подразумевает только три возможных исхода. Первый – море грязи. Второй – деятель, обладающий властью от имени деревни принуждать к соблюдению политики распределения (коммунистическое решение). Третий – община разделяется, и жители деревни отгораживают участки, которые они могут защитить и которыми они в состоянии управлять (решение, связанное с правом собственности).

  Когда люди интуитивно применяют эту модель к сотрудничеству в области открытых исходных текстов, они ожидают, что оно будет непостоянным с коротким периодом полураспада. Поскольку нет никакого очевидного способа установить политику распределения рабочего времени программиста при работе через Интернет, принятие этой модели обычно приводит к выводу о том, что общая собственность разделится на части с закрытыми исходными текстами, разработка каждой из которых будет идти отдельно, и это повлечет за собой быстро уменьшающийся объем работ, возвращаемых назад, в общий фонд.

  На самом же деле, из накопленного опыта видно, что события имеют противоположную тенденцию. Широта и объем развития программ с открытыми текстами (судя, например, по количеству обновлений в день на Metalab или постингов в день в freshmeat.net) устойчиво увеличиваются. Ясно, что существующий способ их критики, с использованием модели "Трагедии общин", не в состоянии отразить то, что происходит на самом деле.

  Часть решения данной проблемы, конечно, состоит в том, что использование программного обеспечения не уменьшает его ценность. Действительно, широкое распространение используемых программ с открытыми текстами имеет тенденцию увеличивать его ценность, поскольку пользователи добавляют в него собственные исправления и возможности (патчи). В этой неправильной общине трава становится выше, когда на ней пасутся.

  Другая часть решения заключается в том, что предполагаемую рыночную цену за маленькие патчи к общим исходным текстам определить трудно. Предположим, я пишу исправление для раздражающей ошибки, и предполагаю, что много людей, использующих его, могли бы за это заплатить; как мне собрать деньги с них всех? Обычные системы оплаты имеют достаточно высокие накладные расходы, чтобы сделать реальной проблемой микроплатежи , с помощью которых это можно было бы осуществить.

  Может быть, более близко к истине то, что эту цену не просто трудно получить, а, в общем случае, трудно даже назначить. Мысленный эксперимент позволяет нам предполагать, что в Интернет появилась теоретически идеальная система микрооплаты – безопасная, универсально доступная, с нулевыми издержками. Теперь скажем, Вы написали, патч из категории "Исправления к ядру Linux: разное ". Как Вы узнаете, какую цену запросить? Как потенциальный покупатель, не видя патч , узнает, сколько заплатить за него?

  То, что мы имеем, почти походит на изображение в кривом зеркале из "проблемы вычисления" Ф.А.Хайека – требуется сверхсущество , способное оценить функциональную ценность патча, которому доверят, установление соответствующих цен, и которое будет стимулировать торговлю.

  К сожалению, у нас серьезная нехватка сверхсуществ , и поэтому Вася Пупкин , написавший патч , поставлен перед двумя выборами: сидеть на нем или подарить обществу " за так". В первом случае он не получает ничего. Во втором случае он может ничего не получить, а может побудить окружающих ко взаимному предоставлению услуг, которые решат некоторые из проблем Васи Пупкина в будущем. Второй выбор, формально альтруистический, фактически является эгоистичным с точки зрения теории игр.

  При анализе этого вида сотрудничества, важно обратить внимание что, в то время как существует "проблема халявщиков " (работа может быть сделана в расчете на что-либо, в отсутствие денег или иной материальной компенсации), она не уравновешивается ростом числа конечных пользователей. Сложность и избыток коммуникаций в  разработке программы с открытыми текстами почти полностью зависит от числа вовлеченных разработчиков; наличие большего количества конечных пользователей, которые никогда не смотрят на исходники, не дает ничего. Это может увеличить количество глупых вопросов, появляющихся в списках рассылки проекта, что относительно легко предотвращается с помощью списков часто задаваемых вопросов и игнорирования вопрошающих, которые не читали его (и в самом деле, оба этих метода достаточно типичны).

  Реальные проблемы халявщиков в области открытого программного обеспечения в большей степени порождены затратами на препирательства при внесении патчей нежели чем-нибудь еще. Потенциальный сотрудник проекта с небольшой долей в культурной игре репутаций (см. [2]), в отсутствии денежной компенсации, может подумать, что-то типа: "Не стоит посылать этот патч , потому что я должен буду просмотреть его, написать ChangeLog , и заполнить сопроводительные документы для FSF…" Поэтому число сотрудников (и, следовательно, успех) проекта в значительной степени обратно пропорционален числу препятствий, которые он заставляет пользователя пройти, чтобы внести в него вклад. Такие затраты могут быть организационными в такой же степени, как и техническими. Вместе они могут объяснить, почему ничем не сдержанная , аморфная Linux-культура привлекла в себя больше затрат совместной энергии чем более сильно организованная и централизованная BSD, и почему значение Фонда свободного программного обеспечения понизилось после того, как возросло значение Linux.

  Это все хорошо, поскольку все-таки происходит. Но это – объяснение того, что Вася Пупкин делает со своим патчем после того, как его написал, сделанное пост фактум . Другая половина объяснения, которая нам нужна – экономическое объяснение того, как Вася способен написать патч , вместо того, чтобы совершенствовать программу с закрытыми исходниками, которая, возможно, возвратила бы ему стоимость продажи. Какие деловые модели создают те ниши, в которых развитие открытых программ может процветать?

6. Причины для скрытия исходников

  Прежде, чем систематизировать деловые модели, связанные с открытыми текстами, мы должны рассмотреть противоположную модель получения вознаграждения за программу вообще. Что мы защищаем на самом деле, когда мы скрываем исходный текст?

  Скажем, Вы нанимаете кого-то, чтобы написать на заказ (допустим) специализированный пакет бухгалтерского учета для вашего бизнеса. Эта проблема не будет решена лучше в том случае, если исходники закрыты, а не открыты; единственный случай, в котором Вы могли бы желать, чтобы они были закрыты – это когда Вы хотите продать пакет другим людям, или исключить его использование конкурентами.

  Очевидный ответ: то, что Вы защищаете – это продажная стоимость, но для 95 % программного обеспечения, написанного для внутреннего использования она не имеет значения. Так какая выгода в том, чтобы исходные тексты были закрыты?

  Подвергнем этот второй случай (защита преимущества в конкуренции) маленькой экспертизе. Предположим, Вы открыли исходники этого пакета бухгалтерского учета. Он становится популярным и развивается за счет усовершенствований, сделанных сообществом. Теперь ваш конкурент также начинает использовать его. Конкурент получает выгоду, не платя за разработку и вмешивается в ваш бизнес. Это – аргумент против открытия исходников?

  Возможно – а возможно, и нет. Реальный вопрос – превышает ли выгода от распространения разработки ваши потери из-за увеличения конкуренции со стороны нахлебников . Множество людей склонны рассуждать плохо о таких действиях, при этом a) игнорируя функциональное совершенствование за счет привлечения большего количества добровольной помощи; b) не рассматривая стоимость разработки как вложение капитала, в соответствии с неверной гипотезой, по которой Вы должны были оплатить затраты на разработку так или иначе, таким образом считая их стоимостью открытия исходных текстов (которое Вы пожелали произвести).

  Есть другие причины для закрытия кода, являющиеся полностью иррациональными. Вы могли бы, например, действовать под влиянием заблуждения, что закрытие исходников сделает ваши используемые в бизнесе системы более безопасными против крекеров и злоумышленников. Если так, я рекомендую немедленную терапевтическую беседу с криптографом . Действительно профессиональные параноики лучше знают, что не стоит доверять безопасности программ с закрытыми текстами, поскольку они отучены делать это горьким опытом. Безопасность – часть надежности; не беспокоясь за безопасность, можно доверять только алгоритмам и их реализациям, которые могут подвергнуться экспертизе членов сообщества.

7. Модели, финансируемые за счет потребительской стоимости

  Ключевой факт состоит в том, что различие между потребительской стоимостью и ценой позволяет нам замечать, что только продажная стоимость  подвергается угрозе в случае перехода от закрытых к открытым исходникам, а потребительская стоимость – нет.

  Если потребительская стоимость, а не продажная цена – действительно главная движущая сила разработки программного обеспечения, и (как обсуждалось в [1]), развитие программ с открытым кодом действительно, более эффективно и целесообразно, чем с закрытым, то мы должны ожидать обнаружения обстоятельств, при которых одна лишь ожидаемая ценность от использования финансирует развитие программы с открытым кодом.

  И в самом деле, нетрудно определить, по крайней мере, две важных модели, в которых прибыль разработчика проектов с открытыми текстами полностью обеспечивается за счет потребительской стоимости.

7.1. Модель Apache : разделение затрат

  Предположим, Вы работаете для фирмы, которая имеет обусловленные спецификой бизнеса строгие требования к производительности и надежности сетевого сервера. Это возможно в электронной торговле, а возможно Вы работаете с сервером СМИ, имеющим  высокую посещаемость и продающим рекламу, возможно, с порталом. Вам нужна круглосуточная работа семь дней в неделю, Вам нужна скорость, и Вам нужно соответствовать требованиям заказчика.

  Как Вы собираетесь обеспечить это? Есть три основных стратегии, которым Вы можете следовать:

  Купить разработанный кем-то веб-сервер. В этом случае Вы делаете ставку на то, что программа разработчика соответствует вашим задачам и продавец достаточно компетентен, чтобы написать программу должным образом. Даже допуская, что оба этих условия соблюдаются, изделие, вероятно, будет слабо настраиваемым в соответствии с требованиями заказчика; Вы будете способны модифицировать только его с помощью настроек, которые продавец захотел обеспечить. Дорожка, ведущая к чужому веб-серверу – не популярна.

  Можно написать свой собственный. Создание собственного веб-сервера не стоит немедленно исключать; такие серверы не очень сложны, они сложны даже менее , чем браузеры, и специализированный сервер может быть очень простым и средним по возможностям. Идя по этой дорожке, Вы можете обеспечить точное соответствие особенностям и требованиям заказчика, каким пожелаете, хотя и заплатите за это временем, потраченным на разработку. Ваша фирма может также обнаружить, что у них проблемы, когда Вы уволитесь или возьмете отпуск.

  Присоединиться к группе Apache . Сервер Apache был создан общающейся по Интернету группой веб-мастеров , которые поняли, что будет более разумно объединить свои усилия по улучшению одной программы, нежели управлять развитием большого количества параллельных разработок. Делая это, они были способны получить большинство преимуществ от создания своего собственного сервера, и мощный эффект от отладки при широкомасштабном параллельном мониторинге со стороны пользователей.

  Преимущество от выбора Apache очень велики . Об их мощи мы можем судить по ежемесячному обзору Netcraft , который показал, что Apache устойчиво увеличивал долю присутствия на рынке по сравнению со всеми коммерческими веб-серверами с начала его разработки. С июня 1999, Apache и его производные имеют 61%-ую рыночную долю – без формального владельца, без раскрутки, и вообще без какой-либо организации, осуществляющей обслуживание.

  Историей Apache можно проиллюстрировать модель разработки, в которой пользователи программного обеспечения обнаруживают, что для них выгоднее финансировать развитие программы с открытым кодом, потому что это дает им лучший продукт, чем они могли получить в другом случае, и за меньшую цену.

7.2. Случай с Cisco : разделение риска

  Несколько лет назад двум программистам в Cisco (изготовитель сетевого оборудования) была поручена работа по написанию распределенной системы управления печатью для использования в корпоративной сети Cisco . Это было настоящим вызовом. Помимо поддержки возможности произвольному пользователю A печатать на произвольном принтере B (который мог быть в соседней комнате или на расстоянии в тысячу миль), система должна была удостовериться, что в случае окончания бумаги или чернил задание было направлено по другому адресу на принтер, расположенный недалеко от нужного. Система также должна была сообщать о таких проблемах администратору принтера.

  Дуэт придумал интеллектуальный набор модификаций к стандартному программному обеспечению печати Unix , плюс несколько скриптов для оболочки, которые выполняли работу. И в этот момент они поняли, что и у них, и у Cisco проблема.

  Проблемой было то, что ни один из них, вероятно, не остался бы в Cisco навсегда. В конечном счете, оба программиста ушли бы, программное обеспечение осталось бы без поддержки и начало "загнивать" (то есть постепенно переставать удовлетворять условиям совместимости, необходимым для работы). Никакой разработчик не желает видеть, как это происходит с его творением, и бесстрашный дуэт чувствовал, что Cisco заплатила за решение проблемы, не так уж неблагоразумно ожидая, что программа переживет их собственные рабочие места.

  Исходя из этого, они пошли к своему менеджеру и убедили его разрешить выпуск программы управления печатью с открытыми текстами. Их аргументы заключались в том, что у Cisco нет возможности получить никакой прибыли от продажи программы, которые можно потерять, но при этом она может извлечь пользу. Поощряя рост сообщества пользователей и со-разработчиков , распространенных во многих корпорациях, Cisco могла эффективно застраховаться в случае ухода первоначальных разработчиков программы.

  История Cisco иллюстрирует модель, в которой функция открытых исходных текстов не столько в том, чтобы понизить затраты, сколько в том, чтобы  распределить риск. Все стороны находят, что открытость исходников, и присутствие совместного сообщества, финансируемого из множества независимых источников, обеспечивает предохранительные меры, которые представляют самостоятельную экономическую ценность – являются достаточно ценными для того, чтобы вести финансирование.

8. Почему получение продажной стоимости проблематично

  Открытые исходные тексты делают довольно трудным получение продажной цены напрямую за программное обеспечение. Трудность не является технической; исходный код – не более и ни менее подвержен копированию чем исполняемые файлы, поэтому распространение авторского права, и законодательства о лицензировании, разрешающих получать деньги за продажу программы, при необходимости не было бы более трудным для программ с открытыми текстами, нежели для программ с закрытым кодом.

  Трудность находится скорее с характером общественного договора, который поддерживает развитие открытых текстов. По трем взаимно усиливающим друг друга причинам, главные лицензии на открытые программы запрещают большинство ограничений на использование, распространение и модификацию, которая облегчила бы получение дохода от продажи напрямую. Для понимания этих причин мы должны исследовать социальное окружение, в котором эти лицензии развились: хакерскую культуру Интернета.

  Несмотря на мифы о культуре хакеров, в которые все еще (в 1999 году) широко верят посторонние, ни одна из этих причин не имеет отношения к враждебности к рынку. В то время как меньшинство хакеров действительно остается враждебным к получению прибыли, общая готовность сообщества сотрудничать с коммерческими производителями дистрибутивов Linux, подобными Red Hat , SUSE, и Caldera , демонстрирует, что большинство хакеров будет счастливо работать с корпоративным миром, когда это способствует достижению их целей. Реальные причины настороженного отношения хакеров к лицензиям, позволяющим напрямую получать доход, менее очевидны и более интересны.

  Одна причина имеет отношение к соразмерности прав. В то время как большинство разработчиков программ с открытым кодом, в сущности, не возражает против других, получающих прибыль от их даров, большинство при этом требует, чтобы никто (с возможным исключением создателя части кода) не находился в привилегированном положении, для извлечения прибыли. Вася Пупкин позволяет Fubarco получать прибыль, продавая написанное им программное обеспечение или патчи , но только пока сам он также может сделать так.

  Другая причина связана с неявными последствиями. Хакеры заметили, что лицензии, которые включают в себя ограничения и разрешают плату за "коммерческое" использование или продажу (самая общая и на первый взгляд, благоразумная форма попытки получить продажную стоимость напрямую), имеют очень опасные последствия. Один из специфических – бросание тени на действия наподобие распространения программы на недорогих антологиях CD-ROM, которые, в идеале, нужно было бы поощрять. В более широком аспекте ограничения на использование/ продажу/ модификацию/ распределение (и другие осложнения в использовании) ограничивают расходы на прослеживание соответствия и (в той степени, в какой повышается число программных пакетов, с которыми люди имеют дело) комбинаторный взрыв неуверенности в и потенциального юридического риска. Этот результат считается вредным, поэтому существует сильное общественное давление, направленное на то, чтобы держать лицензии простыми и свободными от ограничений.

  Заключительная и самая критичная причина относится к сохранению возможности экспертизы со стороны членов сообщества и культуре даров, развитие которой описано в [2]. Ограничения лицензий, разработанные для того, чтобы защитить интеллектуальную собственность или получение напрямую цены продажи часто делают невозможным с юридической точки зрения ветвление проекта (так обстоит дело, например, с "лицензиями" " Community Source " Sun для Jini и Java). В то время как к ветвлению относятся отрицательно и оно рассматривается как крайняя мера (по причинам, обсужденным подробно в [2]), считается, тем не менее, важным, чтобы присутствовала возможность пойти на эту крайнюю меру в случае некомпетентности сопровождающего или его отступничества (например, перехода к более закрытой лицензии).

  Сообщество хакеров имеет некоторую уступчивость к требованиям симметрии; таким образом оно допускает лицензии, подобные NPL Netscape , дающие немного привилегий создателям кода (определенное в NPL исключительное право использовать открытые тексты Mozilla в производных изделиях, включая программы с закрытыми исходниками). Это дает меньше поводов для причинения незапланированных последствий, и предохраняет от ветвления (чт о является причиной того, почему "схемы" " Sun Community License " для Java и Jini были признаны сообществом в значительной степени неудовлетворительными).

  Это объясняет пункты "Определения открытых исходников" (Open Source Definition), которое было написано для того, чтобы выразить позицию сообщества хакеров по отношению к критическим особенностям стандартных лицензий (GPL, лицензия BSD, Лицензия MIT, и "Художественная лицензия" (Artistic License)). Эти пункты имеют следствием (хотя и не предназначены для этого) затруднение получение дохода от продажи напрямую.





Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru



назад «     » вперед

  Copyright © 2001-2019 Dmitry Leonov   Page build time: 0 s   Design: Vadim Derkach