информационная безопасность
без паники и всерьез
 подробно о проекте
Rambler's Top100За кого нас держат?Все любят мед
BugTraq.Ru
Русский BugTraq
 Модель надежности двухузлового... 
 Специальные марковские модели надежности... 
 Модель надежности отказоустойчивой... 
 Google прикрыл domain fronting 
 Opera VPN закрывается 
 13 уязвимостей в процессорах AMD 
главная обзор RSN блог библиотека закон бред форум dnet о проекте
bugtraq.ru / библиотека / книги / underground
КНИГИ
главная
атака на internet
атака через internet
атака из internet
spanning tree
безопасные web-приложения
все под контролем
введение в обнаружение атак
практическая криптография
охота на хакеров
the hacker crackdown
хакеры
the art of deception
underground




Подписка:
BuqTraq: Обзор
RSN
БСК
Закон есть закон




Underground
Сьюлетта Дрейфус, перевод - Yarlan Zey

Глава 3 -- Американское соединение


US forces give the nod
It's a setback for your country

-- from `US Forces', on 10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1 by Midnight Oil1

У вооруженных сил были секреты. Пармастер (Parmaster) хотел их.

Как и большинство хакеров, Пармастер не только хотел знать секреты, они были ему необходимы. Он был в том специфическом состоянии, достигаемом настоящими хакерами, когда они будут делать что угодно, чтобы получить кусок информации. Это была навязчивая идея.

Конечно, было не впервой, когда Пармастер жаждал сочного куска информации. Он и Форс (Force) знали все об этом безумном увлечении. Как оно действует на настоящих хакеров. Они не только видели лакомые кусочки информации здесь и там. Как только они узнавали информацию о том, что та или иная система доступна, имеет скрытый вход, они упорно искали его. Так что это было точно то, что Пар (Parmaster, он же Par) делал. Преследовал Форса бесконечно, пока не получал что хотел.

Всё началось достаточно невинно, как невинный разговор двух гигантов в компьютерном подполье в первой половине 1988-го. Форс, хорошо известный австралийский хакер, управлявший эксклюзивной ББС "The Realm" в Мельбурне, болтал в Германии с Паром, американским мастером сетей х.25. Никто из них не был в Германии физически, но там был Альтос (Altos).

Компьютерная система Альтос в Гамбурге имела на одной из своих машин особенную конференцию под названием чат. Вы могли позвонить откуда-нибудь в коммуникационную сеть х.25 и компьютер компании обеспечит вам соединение. Подсоединившись к германской машине при помощи нескольких строк на клавиатуре, вы попадёте в экранную разговорную сессию в режиме реального времени. В то время, пока остальная часть компьютерной системы компании хрюкала и трудилась над каждодневными трудами, этот угол машины был зарезервирован для живых онлайн-чатов. Возможно компания не хотела становиться самым престижным в мире хакерским притоном, но вскоре закончила этим.

Альтос владел самым значимым международным чат-каналом и для большинства хакеров это была потрясающая вещь. Хорошие хакеры путешествовали через множество компьютерных сетей по всему миру. Иногда в онлайне они наталкивались на себе подобных и обменивались последними сплетнями. Иногда они заходили на заграничные ББС и оставляли сообщения. Но Альтос отличался от всего этого. В то время как ББС имели обыкновение исчезать на один день, уходя навсегда, Альтос был всегда. Он жил. Мгновенная связь с дюжиной других хакеров из экзотических мест всех сортов. Италия. Канада. Франция. Англия. Израиль. США. И все эти люди не только вместе интересовались компьютерными сетями, но также питали презрение к власти любого вида. Мгновенные друзья по переписке в реальном времени.

Однако, Альтос был более исключительным, чем средняя подпольная ББС. Войти туда было непросто, потому что соединения в сетях х.25 были платными. Некоторые системы в сети брали оплату соединений на себя - как номера 1-800 - а некоторые, включая Альтос, нет. Чтобы добраться до Альтоса, вам нужен был NUI компании (идентификатор пользователя сети), который был подобен номеру телефонной карты для сети х.25 и использовался для оплаты времени в онлайне. Либо вы должны были получить доступ к системе, подобной Минерве, которая автоматически оплачивает все сделанные соединения.

Сеть х.25 во многом отличается от Интернета. Сети х.25 используют свои коммуникационные протоколы и адреса. Адреса состоят только из цифры, без букв.

Сети х.25 контролируются несколькими большими компаниями, подобными Тelenet Tymnet, в то время как Интернет - фрагментированная коллекция большого числа маленьких и средних размеров сайтов.

Альтос объединял международный хакерский мир как никто прежде. Обмениваясь информацией о компьютерах и сетях в своей собственной стране, хакеры помогали друг другу отваживаться на путешествие все дальше и дальше за границу. На Альтос у австралийцев была хорошая репутация. Больше того, они обладали DEFCON - программой, которая отыскивала неизвестные сети и сканировала аккаунты их систем. DEFCON написал Форс, взяв за основу маленькую простую программку, которую ему дал Крейг Боуин (Thunderbird1).

Подобно телефонным системам, сети х.25 имеют огромное количество "телефонных номеров", называемых сетевыми адресами пользователей (NUAs). Большинство из них неправильны. Просто они еще не были кому-то назначены. Чтобы взломать компьютер в сети, сначала вам надо было его найти, получив информацию от какого-то хакера или сканируя сеть. Сканирование - перебирание всевозможных номеров друг за другом - это всё равно, что искать иголку в стоге сена. 02624-589004-0004. Затем каждый раз увеличивать последнюю цифру на единицу. 0005, 0006, 0007. Пока вы не обнаружите машину на другом конце.

Вернёмся назад в 1987-й или начало 1988-го, когда Фрос зашел на Pacific Island, чтобы поговорить с Крейгом Боуином. Форс ныл об утомительности ручного сканирования.

"Какого черта ты делаешь это вручную?", ответил Боуин. "Ты должен просто использовать мою программу." Затем вместе с инструкциями он дал Форсу исходники своей простой сканирующей программы.

Форс просмотрел программу и решил, что она послужит стартовой площадкой для больших дел, но в ней были серъёзные ограничения. Программа могла исследовать только одно соединение за раз - это означало, что в каждый момент времени она сканирует только один адрес сети.

Менее чем три месяца спустя, Форс переписал программу Боуина в более мощную DEFCON, которая стала драгоценым камнем в короне репутации австралийских хакеров. Используя DEFCON, хакер мог одновременно сканировать 15 или 12 сетевых адресов. Он мог дать компьютеру команду распечатать участки карты бельгийских, британских или греческих коммуникационных сетей х.25.

Концептуально программы различались так, как отличается PC-шный Basic, который может выполнять одну программу единовременно, от мощной операционной системы со множеством окон, в которых выполняются различные программы. Даже если вы работали в одном окне, скажем, печатая письмо, в другом окне компьютер мог в фоновом режиме делать вычисления в электронной таблице. И вы могли свободно перелючаться между разными запущенными функциями.

Пока DEFCON был занят сканированием, Форс мог заниматься своими делами - например, болтать на Альтос. Он продолжал совершенствовать DEFCON, написав программу до четвертой версии. В конце DEFCON не только сканировал 12 различных адресов одновременно; также он пытался автоматически взломать все компьютеры, которые находил. Хотя программа пробовала только простейшие пароли, она имела огромный успех, поскольку могла атаковать огромное количество сетевых адресов. Новые сайты и мини-сети добавлялись так быстро, что часто безопасность ставилась на последнее место. Пока адреса держались в секрете, компании часто надеялись, что тьма предоставляет им достаточную защиту.

В результате своих рейдов DEFCON производил списки из тысяч компьютерных сайтов. Форс оставлял его сканировать на день или два на взломанном Prime-компьютере, а позже находил выходной файл с 6000 адресами новых сетей. Он просматривал список и выделял узлы, заслуживающие внимание. Если его программа обнаруживала интересный адрес, он заходил на этот сайт по сети х.25 и пытался проникнуть в компьютер. Иногда DEFCON мог уже успешно взломать дефолтовый пароль к машине, тогда адрес, имя аккаунта и пароль уже ждали Форса в файле логов.

Каждый на Альтос жаждал DEFCON, но Форс отказывался раздавать программу. Он ни в коем случае не желал для себя помощи со стороны других хакеров в исследовании девственных сетей. Даже Эрик Bloodaxe, главарь самой престижной американской хакерской группы "Legion of Doom" (LOD), не получил эту программу. Эрик взял свою кличку от имени короля викингов, который владел областями, теперь известными как Йорк, Англия. Хотя Эрик был из дружественной к австралийским хакерам хакерской группы, Форс оставался непреклонным. Он не выпускал жемчужину из своих рук.

Но в тот роковой день Пар не нуждался в DEFCON. Он жаждал секреты Форса, только что открытые, но все еще запертые в его сундуке. И австралиец не хотел выдавать их ему.

Форс был дотошным хакером. Для хакерской комнаты его спальня была опрятно прибрана. Она имела спартанское качество. Там было небольшое количество хорошо расставленной минималистской мебели: черная эмалированная металлическая кровать, современный черный писменный стол и картина на стене - фотографическая эмблема молнии в стекле. Самой большой мебелью был серо-голубой рабочий стол, на котором стоял компьютер, принтер и безупречная стопка бумаг. Книжный шкаф, высокий и современный, соответствовал остальной мебели. Он содержал обширную коллекцию книг по фэнтези, включая похоже все, что было когда-либо написано Дэвидом Эддингом. Нижние полки содержали книги по химии и программированию. Диплом по химии гордо выступал на полке среди книг "Темниц и Драконов".

Форс держал свои хакерские записи в пластиковых папках, полностью заполнявших основание его книжного шкафа. Каждая страница записей, аккуратно распечатанная и окруженная аккуратными ручными дополнениями и исправлениями, содержалась в целофановом покрытии, защищавшем от красок и пятен.

Форс решил, что невыгодно раздавать свою программу DEFCON и получить десяток людей, сканировавших в одной и той же сети десятки адресов. Это тратило впустую время и ресурсы. Еще, так будет трудно получить доступ к главным х.25 сайтам в Австралии, таким как Минерва. Сканирование было активностью того типа, которая рискует привлечь внимание сисадмина, в результате чего аккаунт мог быть уничтожен и австралийские хакеры могли потерять доступ. Так что Форс отказывался передавать DEFCON хакерам вне The Realm, и это была вещь, хорошо сплочавшая группу.

Сканирование с DEFCON означало также необходимость использования Netlink, программы, которая не часто применялась к легальным пользователям. В охоте за хакерами админ мог следить за людьми, запустив Netlink, или мог просто проверить с какими системами пользователь соединен. Например, если хакер напрямую соединялся с Альтос из Минервы, без промежуточных точек, таких как другие заграничные корпоративные машины, он мог засветить себя перед админами, которые сразу же уничтожали аккаунт.

DEFCON был революционен для того времени и сложен для воспроизведения. Он был написан для компьютеров Prime и немногие хакеры знали как писать программы для Prime. Для большинства хакеров было черезвычайно трудно изучить программирование для любой большой коммерческой машины. Получение руководств системных разработок было сложной работой и многие большие компании охраняли свои руководства почти как коммерческие тайны. Конечно, если вы купили систему за $1 000 000 компания даст вам несколько копий руководств, что для хакера тинейджера было достаточно недостижимо. В основном информация хранилась компьютерными изготовителями, большими компаниями, которые покупали системы, системными администраторами и университетами.

Обучение в онлайне было таким же медленным, как и трудным. Большинство хакеров использовали 300 или 1200-бодные модемы. Фактически всякий доступ к этим большим дорогим машинам был незаконен. В любой момент онлайн был рискован. В школах никогда не было дорогих машин такого рода. Хотя многие университеты имели свои системы, обычно администраторы были скупы на время в онлайне для студентов. Во многих случаях студент получал аккаунт на большой машине только на втором году обучения информатике. Даже затем студенческий аккаунт был неизменно со старой, глюкавейшей университетской машины. И если ты не студент с факультета информатики - забудь даже о нем. Потворствование вашего интеллектуального любопытства в VMS-системах никогда не было чем-то большим, чем мечтой.

Даже если вы сумели преодолеть все тупики и развить некоторые программистские навыки в VMS-системах, то вы могли получить доступ только к небольшому числу машин в сети. К сети х.25 подключено большое число машин, которые используют разные операционные системы. Итак, если вы знаете VMS и работаете на Prime-машине, то в значительной степени вы скорее всего такой же специалист, как Форс.

Конечно, если вы принадлежите к клану хакеров, такому как The Realm, Вы могли бы позвонить на ББС и послать соообщение. "Эй я нашёл крутую Primos систему по этому адресу. Столкнулся с проблемами при попытке отобразить параметры команды Netlink. Есть идеи?" И кто-нибудь из вашей команды отзовется.

В The Realm Форс попытался собрать австралийских хакеров из разнообразных групп, каждого с разной экспертной областью. И он был местным экспертом по компьютерам Prime.

Хотя Форс никогда бы не дал DEFCON любому за пределами The Realm, он не был неблагоразумен. Если вы не были из их группы, но интересовались какой-то областью сети, то он просканировал бы её для вас. Форс относился к сканированию сетевых адресов пользователей как к NUA sprint. Он дал бы вам копию NUA sprint. В то же время он сохранит копию для The Realm. Это было эффективно. Домашним проектом Форса было создание для The Realm базы данных систем и сетей, так что таким образом он просто добавлял в базу новую информацию.

Величайшей страстью Форса была разметка новых сетей, которые все время добавляются к главной сети х.25. Большая корпорация, такая как BHP, могла установить свою сеть небольшого масштаба, соединенную с ее офисами в Западной Австралии, Квинсленде, Виктории и Великобритании. Эта мини-сеть могла быть добавлена к какой-нибудь сети х.25, как Austpac. Войдите в Austpac и, возможно, вы сможете войти в любой сайт компании.

Исследование всех этих неотмеченных на карте территорий занимало почти все время Форса. Здесь была какая-то грань, настоящие приключения в поиске новых сетей и осторожное складывание из кусков картины того, что представляла собой расширяющаяся сеть. Он нарисовал детальные карты и диаграммы, показывающие как новые части сети соединены со старой. Возможно это происходило от его страсти к порядку, а может быть просто в его сердце был авантюрист. Независимо от основного мотива карты обеспечивали The Realm самыми лучшими призами.

Когда Форс не картографировал сети он выпускал первый австралийский подпольный хакерский журнал "Globetrotter". Широко читаемый в международном хакерском сообществе, "Globetrotter" подтвердил выдающиеся позиции австралийских хакеров в международном подполье.

Но в этот особенный день Пар не думал о получении копии "Globetrotter" или о просьбе Форса просканировать для него сеть. Он размышлял о секрете. О новом секрете Форса. Пармастер отчаянно требовал секрет.

Пока Форс болтал с Паром на Альтос, он использовал DEFCON для сканирования дюжины сетей. Во время сканирования он нашел интересное соединение и отправился его исследовать. Когда он подсоединился к неизвестному компьютеру, по экрану машины Форса начали проноситься строчки чисел. Форс сидел за столом и наблюдал за натиском символов на экран.

Это было очень странно. Он еще ничего не сделал. Он не посылал никаких команд мистическому компьютеру. Он не сделал самой простой попытки проникнуть в машину. Все же что-то заставило бросать числа. Что это за разновидность компьютера? Возможно вначале появился заголовок, который идентифицировал компьютер, но экран скроллировался так быстро, что Форс его пропустил.

Форс работал поверх его чата с Паром на Альтос. Он не полностью доверял Пару, думая, что дружелюбный американец был немного ветренен. Но Пар был экспертом в сетях х.25 и возможно имел какой-нибудь ключ от этих чисел. Между тем, если в этих числах был какой-то смысл, Форс не должен был говорить Пару, где он их нашел.

"Я только что нашел причудливый адрес. Это одна странная система. Когда я подсоединился, она начала забрасывать меня числами. Проверь их."

Форс не знал что это были за числа, но Пар был уверен. "Выглядят как кредитные карты", ответил он.

"Оу", Форс затих.

Пар подумал, что австралийский хакер был удивлен. Теперь, после небольшого молчания, Пар подталкивал сеанс связи. "Я могу проверить настоящие ли это карты", предложил он. "Это займет немного времени, но я проверю и вернусь обратно."

"Да", похоже Форс колебался. "О.К."

На другом от Пара конце Тихого Океана Форс размышлял об этом повороте событий. Если это были настоящие кредитные карты, это было круто. Не потому что он предполагал использовать их для мошенничества по методу Ивана Троцкого. Форс мог использовать их для оплаты международных телефонных звонков для заграничного хака. И видение номеров карт было удивительно. Тысячи и тысячи их. Может быть, 10000. Все что он мог подумать: Черт! Бесплатные звонки на всю мою жизнь.

Хакеры, подобные Форсу, рассматривали использование карт для звонков на заграничные компьютерные системы немного непиятным, но, конечно, приемлимым занятием. Так или иначе, владелец карты никогда не стал бы оплачивать счет. Хакеры думали, что Телеком, которого они презирали, будет вынужден оплатить затраты, и это их устраивало. Использование карт для хакинга не имеет ничего общего с заказыванием по ним товаров. Это было уже настоящим мошенничеством. И Форс никогда бы не запятнал свои руки таким поведением.

Форс вернулся к сбору номеров, которые посылались в его машину. После более близкого осмотра он увидел заголовок, который периодически появлялся в списке. Там было "CitiSaudi".

Он снова проверил префикс сетевого адреса мистической машины. Из прежних сканов он знал, что он принадлежит одному из самых больших в мире банков. Ситибанку.

Дамп данных продолжался почти 3 часа. После этого похоже машина Ситибанка затихла. Форс не видел ничего, кроме пустого экрана, но соединение оставалось открытым. И не имелось никакой возможности для его обрыва. Он предположил, что это было наркоманское соединение - так или иначе он случайно связался с этой машиной, это был не настоящий адрес, который он получил из сканирования DEFCON-ом сети Ситибанка.

Как еще это могло произойти? Конечно, в Ситибанке не было компьютера, полного кредитных карт, который каждый раз изливает свои кишки тому, кто позвонит, чтобы поздороваться. На машине, подобной этой, бывают тонны защит. У этой машины даже не было пароля. Она даже не нуждалась в специальной команде, вроде секретного рукопожатя.

В сетях х.25 случаются наркоманские соединения. Они имеют эффект неправильного телефонного соединения. Вы набираете номер друга и вы набираете его правильно, но каким-то образом звонок искажается в путанице проводов и полностью переводится на другой номер. Конечно, что-то вроде этого произошло с хакером х.25. Он немедленно попытался выяснить, что происходит, исследуя каждый кусок информации, полученный от машины, выдающей себя за реальный адрес. Конечно, это был случай и он подозревал, что больше никогда не найдет эту машину снова.

Два дня Форс оставался дома (пропуская школу) и держал соединение открытым. За это время компьютер Ситибанка иногда просыпался, выдавая еще немного информации, а затем снова засыпал. Держать соединение открытым означает небольшой риск быть обнаруженным админом со своей стартовой площадки, но награда в этом случае превышала риск.

Для Форса не было необычным пропускать школу из-за хакинга. Его родители вынуждены были говорить ему: "Тебе лучше прекратить это или однажды ты будешь вынужден подносить стаканы." (типа без образования только в официанты. перев.) Однако они не много заботились об этом, так как их сын всегда превосходил всех в школе без особого труда. В начале старших классов он пробовал убедить учитилей пропустить 9 класс. Некоторые возражали. Была стычка. Наконец, он поставил их на место, выполняя работу за 9 класс, пока сам учился в 8-ом.

После того как Форс наконец-то отсоединился от компьютера Ситибанка и хорошо выспался, он решил проверить мог ли он снова соединиться с той машиной. В первый раз никто не ответил, но когда он попытался немного позже, кто-то ответил. И это был тот же самый болтливый резидент, который открыл дверь в первый раз. Хотя казалось, что это работало только несколько часов в день, сетевой адрес Ситибанка был верный. Он снова был внутри.

Форс просмотрел собранные из хака Ситибанка данные и заметил, что последняя секция дампа данных не содержит номеров кредиток как в первый раз. Там были имена людей - среднеазиатские имена - и список счетов. Обед в ресторане. Визит в бордель. Все виды счетов. Также там были числа, которые очень походили на кредитные лимиты, в некоторых случаях очень, очень большие лимиты для каждой персоны. Один шейх и его жена, казалось, имели лимиты в $1 млн. каждый. Некоторые имена имели лимиты в $5 млн.

Форс подумал, что что-то было странным в этих данных. Они не были структурированы, как если бы одна машина передавала данные на другую. Они больше походили на текстовый файл, который выбрасывался на линию принтера.

Форс сидел и рассматривал свое изящное открытие. Он решил, что это кое-что, чем он может обменяться лишь с очень немногими доверенными друзьями в The Realm. Он мог бы сказать Фениксу и, возможно, ещё одному человеку, но никому больше.

Пока Форс смотрел на данные, он начал чувствовать растущее беспокойство. Ситибанк был огромным финансовым институтом, зависевшим от полной безопасности своих клиентов. Корпорация много потеряет в лице, если новости об открытии Форса выйдут наружу. Этого было достаточно, чтобы они пришли за ним. Затем он внезапно посмотрел на фотографию молнии на стене. Одна мысль заполняла его мозг.

Я играю с огнем.


"Где ты взял эти номера?", спросил Пар у Форса во время следующей их встречи на Альтос.

Форс не ответил. Пар рвался вперед.

"Я проверил эти номера для тебя. Они настоящие", сказал он Форсу. Американец был более чем заинтригован. Он хотел этот сетевой адрес. Это была жажда. Следующая остановка мистическая машина. "Итак, что за адрес?"

Это был вопрос, который Форс не желал услышать. У него с Паром были хорошие отношения, если случалось, они совместно использовали информацию. Но эти отношения зашли так далеко. Из всех, кого он знал, Пар мог меньше всех иметь желание использовать эту информацию. Форс не знал был ли Пар кардером, но он чувствовал, что у Пара есть друзья, которые вовлечены в это. Так что Форс отказался говорить Пару, где найти мистическую машину.

Пар не собирался отпускать его так просто. Не то чтобы он хотел использовать карточки, но мистическая машина похоже была клевым местом, чтобы ее проверить. Теперь с Форсом больше не будет мира, пока он не получит то, что хотел. Ничто так не соблазняет хакера, как легкое дуновение информации о системе, которую он жаждал, и Пар как щенок бегал за австралийским хакером, пока тот немного не смягчился.

Наконец, Форс сказал Пару где приблизительно сканировал DEFCON, когда он наткнулся на машину CitiSaudi. Форс не выдал название улицы, только название пригорода. DEFCON получил доступ к сети Ситибанка через Теленет (Telenet), большую американскую сеть данных, использовавшую коммуникационные протоколы х.25. Субпрефикс части сети Ситибанка был между 223 и 224.

Адреса в сетях х.25 выглядят так: 0 ХХХХ ХХХХ ХХХХ ХХ. 0 означает, что адрес записан в полном виде. Далее следует 1 цифра - номер региона, 2 цифры - номер страны, 1 цифра - номер национальной сети, 1 цифра - внутрисетевой адрес, 3 цифры - номер узла, 4 цифры - номер линии на узле, 2 цифры - номер абонента. Тогда получается, Пар знал интервал адресов: 0 3110 223 ХХХХ ХХ - 0 3110 224 ХХХХ ХХ. Кстати, адрес того самого чата на Альтос: 0 2624 5890 0400 04. Прим. перев.

Пар приставал к Форсу с расспросами о следующей части адреса, но австралиец был непреклонен. Форс тоже был осторожным игроком, слишком скрупулезным хакером, чтобы позволить себе говорить о таких вещах в которые мог встрять Пар.

ОК, подумал 17-летний Пар, я могу сделать это без тебя. Пар оценил, что в этой сети могло быть 20000 возможных адресов, любой из которых мог быть домом мистической машины. Он подумал, что машина могла быть в нижней части сети, так как нижние числа используются раньше, а верхние числа резервируются для других специальных функций сети. Его предположения сузились до приблизительно 2000 возможных адресов.

В поисках мистической машины Пар начал ручное сканирование Глобальной Телекоммуникационной Сети Ситибанка (GTN). Используя свои знания о сети х.25, он выбрал номер, с которого начал. Он набирал 223 01, 223 02, 223 03. Снова и снова, приближаясь к 223 1000. Час за часом, медленно, трудолюбиво пробивая дорогу, Пар сканировал диапазон сети. Когда ему надоедал префикс 223, он исследовал 224 для той же последовательности.

С мутными глазами, истощенный посли долгой ночи за компьютером, Пар почувствовал что-то похожее на зов снаружи. Солнце уже час светило в окна его квартиры в Салинасе, Калифорния. Его комната была в беспорядке, с разбросанными пустыми банками пива вокруг его Apple 2e. Пар оторвался на время и вздремнул. Он прошел через весь список возможных адресов, стуча во все двери, и ничего не произошло. Но через несколько дней он вернулся к сканированию сети снова. Он решил быть более методичным и проделал всю работу во второй раз.

Он выполнял работу по второму сканированию, когда это произошло. Компьютер Пара с чем-то соединился. Он сидел и глядел на экран. Что происходило? Он проверил адрес. Он был уверен, что пробовал его раньше и никто не ответил. Что-то определенно было странным. Пар смотрел на свой компьютер.

Экран был пуст, только курсор мерцал наверху. И что? Но что сделал Форс, чтобы заставить компьютер спеть свою песню.

Пар пробовал понажимать ctrl и несколько клавиш. Ничего. Возможно это был неправильный адрес, вот и все. Он отсоединился от машины и аккуратно записал адрес, чтобы попробовать его позже.

С третьей попытки он соединился снова и обнаружил такой же раздражающий пустой экран. В этот раз он прошелся по всему алфавиту с ключом ctrl.

Control L.

Это была магическая строка. Та, которая заставила CitiSaudi выдать свои мистические деньги. Та, что дала Пару выброс адреналина наряду с тысячами и тысячами карт. Мгновенные деньги, заполнявшие его экран. Он включил копирование экрана, так что он мог собрать всю информацию и проанализировать ее позже. Пар продолжал кормить свой Apple 2e большим количеством дискет, чтобы сохранить все данные, приходящие по его 1200-бодному модему.

Это было великолепно. Пар вкусил момент, размышляя о том как хорошо он повеселится, болтая с Форсом. Это будет приятно. Эй, австралийшка, вас не одного показывают в городе. Увидимся в Ситибанке.

Часом или около того позже, когда дамп данных с СitiSaudi наконец прекратился, Пар был ошеломлен тем, что нашел. Там не было никаких старых карт. Там были дебетные карточки очень богатых арабов. Эти люди только шлепнули несколько миллионов на аккаунт банка и получили небольшой прямоугольный кусочек пластика для доступа к этому аккаунту. Каждая строчка пришла напрямую из банковского баланса. Один парень, перечисленный в данных, купил в Стамбуле по этой карте мерседес-бенц за $330000. Этот кусок пластика придал новое значение выражению "Покупаю!".

Когда кто-то выигрывает в лотерею, он часто испытывает желание поделиться этим со своими друзьями. Это то, что Пар собственно и сделал. Первым делом он показал открытие своим соседям по комнате. Они подумали, что это было очень круто. Но не настолько круто, как подумали об этом полдюжины хакеров и фрикеров, оказавшихся на телеконференции с Паром, когда мастер сетей х.25 зачитал им пачку номеров кредитных карт.

C этого дня Пар стал популярным парнем. Пар был велик, вроде Робина Гуда в подполье. Вскоре каждый хотел поболтать с ним. Хакеры из Нью-Йорка. Фрикеры из Вирджинии. И Секретная служба из Сан-Франциско.


Пар не хотел влюбляться в Теорему (Theorem). Это вышло случайно и он не мог выбрать себе девчонку хуже. Для новичков, она жила в Швейцарии. Ей было 23, а ему только 17. И у нее уже были отношения -- отношения с Электроном, одним из лучших австралийских хакеров в конце 1980-х. Но Пар не мог себе помочь. Она была непреодолима, даже хотя он никогда раньше не встречал ее лично. Теорема была необычной. Она была хорошенькой и смешной, но чистой, как могла быть европейская женщина.

Они встретились на Альтос в 1988-м.

Теорема не взламывала компьютеры. Ей это было не нужно, потому что она могла соединяться с Альтос через ее старый университетский компьютерный аккаунт. Она впервые обнаружила Альтос 23 декабря 1986. Она запомнила эту дату по двум причинам. Во-первых, она была поражена мощью Альтос - тем, что она могла получить сеанс мгновенной связи с дюжиной людей из разных стран одновременно. Для нее Альтос был туннелем в новый мир. Во-вторых, это был день её встречи с Электроном.

Электрон рассмешил Теорему. Его сардонический непочтительный юмор составлял аккорд с её собственным. Традиционное швейцарское общество могло задохнуться и замкнуться, но Электрон был дуновением свежего ветра. Теорема была швейцаркой, но она не всегда приспосабливалась к окружению. Она ненавидела лыжи. Она была 6 футов ростом. И она любила компьютеры.

Когда они встретились онлайн, 21-летняя Теорема находилась на перекрестке своей юности. Она уже 1,5 года училась в университете на математическом. К сожалению, ее обучение не шло гладко. По правде говоря, ее второй год в университете был снова первым курсом. Одноклассник познакомил ее с Альтос на университетских компьютерах. Не намного позже она ударилась в отношения с Электроном, она снова бросила университет и поступила на секретарские курсы. После этого она нашла секретарскую работу в финансовом институте.

Часами Теорема и Электрон болтали на Альтос. Они говорили обо всем: о жизни, семье, фильмах, встречах, но не много о том, о чем говорили большинство людей на Альтос - о хакинге. В конечном счете Электрон набрался храбрости, чтобы попросить её телефонный номер. Она дала его ему и Электрон позвонил ей домой в Лаузенн. Они говорили. И говорили. И говорили. Скоро они висели на телефоне все время.

17-летний Электрон никогда не имел подружки. Ни одна из девчонок в его средней школе не уделяла для романа с ним больше дня. И вот перед ним была яркая девушка - девушка, которая училась на математическом, разговаривала с ним с тающим французским акцентом. Лучше всего было то, что он ей искренне нравился. Несколько слов с его губ могли послать её в серебрянные перезвоны смеха.

Когда пришел счет за телефон в $1000, Электрон тайно забрал его и похоронил на дне ящика в своей спальне.

Когда он сказал Теореме, она предложила помочь оплатить его. Чек на $700 пришел немного позже. Для его отца это упростило задачу объяснения с телекомовским уведомителем.

В 1987-м и первой половине 1988-го романтические отношения прогрессировали. Электрон и Теорема обменивались любовными посланиями через 16000 километров компьютерных сетей, но в отношениях на дальних расстояниях встречаются ухабистые места. Подобно тем, когда она в течении нескольких месяцев имела дело с Пенго (Pengo). Это хорошо известный германский хакер со связями в немецкой хакерской группе под названием "Компьютерный клуб Хаоса". Пенго также был другом и наставником Электрона. Однако, от Теоремы Пенго был на расстоянии короткой поездки на поезде. Она подружилась с Пенго на Альтос и, в конечном счете, встретилась с ним. Дальше вещи всё прогрессировали.

Теорема была честна с Электроном об этом деле, но кое-что оставалось невысказанным, под поверхностью. Даже когда всё закончилось, Теорема оставалась с Пенго в хороших отношениях. Она всё ещё помнила свою первую любовь, независимо от того, со сколькими мужчинами она переспала после.

Электрон был зол, но он проглотил свою гордость и простил Теореме её развлечения. В конечном счете Пенго исчез со сцены.

Пенго был связан с людьми, которые продавали КГБ военные секреты США, взятые из компьютеров. Хотя его прямая причастность к продолжающемуся международному компьютерному шпионажу была ограниченной, он начал беспокоиться о риске. Его настоящие интересы были в хакинге, не шпионаже. Российская связь просто давала ему возможность получить доступ к большим и лучшим компьютерам. Кроме того, он не был лоялен к русским.

В первой половине 1988-го он выдал себя немецким властям. По западногерманским законам граждане-шпионы, которые сами сдались до того, как были уличены в преступлении и, следовательно, предотвратили ещё больший ущерб государству, имели больше шансов на судебное снисхождение. Уже будучи уличенным в декабре 1986-го в использовании захваченных NUI, Пенго решил сдаться, чтобы иметь больше надежд на эту судебную щедрость.

К концу года положение Пенго ухудшилось и в марте 1989-го 22-хлетний парень из Берлина снова был схвачен, в этот раз с четырьмя другими, вовлеченными в шпионаж. История выплыла наружу и медиа раскрыли настоящее имя Пенго. Он не знал, будет ли он подвергнут суду по этому инциденту. Тогда, по мнению Пенго, у него были более важные дела, чем швейцарская девушка.

С уходом Пенго ситуация между Теоремой и автралийским хакером наладилась. Пока не пришел Пар.

Теорема и Пар начали достаточно невинно. Будучи одной из немногих девушек на международной хакиг- и фрикинг- сцене, и в особенности на Альтос, она обрабатывалась по-разному. В немецкой чат-системе у нее было множество друзей-парней и мальчишки говорили ей доверительные вещи, которые они никогда бы не сказали друг другу. Они искали её совета. Она часто думала, что когда она разговаривала с парнями на Альтос, она одевала много разных шляп: мама, подружка, психиатр.

У Пара были проблемы с его онлайн-подругой Норой (Nora), и когда он встретил Теорему, он обратился к ней за поддержкой. Он проделал путешествие из Калифорнии в Нью-Йорк, чтобы встретиться с Норой лично. Но когда он без предупреждения прибыл душным ньюйоркским летом, её консервативные китайские родители не отнеслись к его нежданному появлению любезно. Между Норой и Паром имелись и другие трения. На Альтос и по телефону отношения были прекрасны, но в жизни они были несовместимы.

Он всегда знал, что виртуальные отношения, развивающиеся в электронной среде, которая не придавала значения внешнему виду, иногда могут приводить к разочарованию.

Как-то раз у Пара был телефонный мост с другим австралийским членом The Realm по имени Феникс и со смешной девочкой из южной Калифорнии. Тамми, случайный фрикер, имела огромную индивидуальность и чувство юмора. Во время этого бесконечного чата её и Феникса казалось сокрушали взаимные муки. В фрикерском подполье они были известны как виртуальная пара. Она даже пригласила Феникса посетить её как-нибудь. Затем однажды, ради забавы, Тамми решила навестить Пара в Монтерее. Ее появление было шокирующим.

Тамми рассказала о себе Фениксу как о голубоглазой светловолосой калифорнийской девушке. Пар знал, что Феникс олицетворял её как стереотипичную пляжную девушку из Лос-Анджелеса, одетую в бикини. Его восприятие основывалась на взгляде иностранца на южнокалифорнийскую культуру. Земля молока и меда. Место обитания Бич Бойс и телевизионного сериала "Ангелы Чарли".

Когда Тамми приехала, Пар сразу же подумал, что она и Феникс никогда не встретятся вживую. Тамми действительно была блондинкой с голубыми глазами. Но она забыла упомянуть, что она весила около 300 фунтов (при среднем весе человека около 150 фунтов. прим. перев.), имела довольно домашнее лицо и какой-то простоватый стиль. Пару действительно понравилась Тамми, но он не мог выкинуть из своей головы мысль "белый хлам". Он пинал и пихал её (мысль), но фраза прочно въелась в его сознание. Это заставило Пара сказать Фениксу правду о Тамми.

Так что Пар знал всё о том, как действительно могли подорываться основы виртуальных отношений.

Оставив Нору в Нью-Йорке, Пар пересек реку Нью-Джерси, чтобы остановиться у друга Байтмена (Biteman), который был из группы, специализировавшейся на взломе систем "Bell Communication Research" (Bellcore). "Bellcore" появилась в начале 1984-го после раздела американской монополии, известной как "Bell Systems". До раздела "Bell Systems" дочерняя Американская Телефонная и Телеграфная компания (AT&T) создала лучшую исследовательскую группу в "Bell Labs". В истории "Bell Labs" хвастались по крайней мере семью нобелевскими премиями и большим числом научных достижений. Все из которых сделали "Bellcore" хорошей целью для хакеров, пытающихся проверить свои силы.

Байтмен болтал с Теоремой в чате на Альтос и в конечном счете он позвонил ей голосом. Пар должно быть выглядел безутешным, потому что однажды, пока Байтмен болтал с Теоремой, он неожиданно сказал ей: "Эй, хочешь поговорить с моим другом?" Теорема сказала "конечно" и Байтмен передал телефон Пару. Они разговаривали около 20 минут.

После они разговаривали регулярно: и на Альтос, и по телефону. Спустя неделю после того как Пар вернулся в Калифорнию, Теорема попыталась подбодрить его после неудачного опыта с Норой. С середины 1988-го они уже неистово упивались любовью.

Электрон, случайный член форсовской группы The Realm, очень плохо воспринял новость. Не всякий на Альтос любил Электона. Он мог быть немного колким и очень противным, когда хотел, но он был элитным хакером в международном масштабе и к нему все прислушивались. Одержимый, творческий и быстрый, Электрон имел уважение и по этой одной причине Пару становилось плохо.

Когда в приватном сеансе связи в онлайне Теорема сказала Электрону плохие новости, он тут же вылетел из публичной области, разорвав главную чат-секцию с американским хакером.

Пар принял это и отказался сопротивляться. Что еще он мог сделать? Он знал, что тому хотелось разрушать. Он сочувствовал этому парню и знал, что он почувствовал бы, если бы потерял Теорему. И он знал, что Электрон должно быть ужасно страдает. Каждый видел в Электроне и Теореме пару. Они были вместе больше года. Так что Пар встретил ярость Электрона с любезностью и тихими словами утешения.

С того дня Пар мало слышал об Электроне. Австралиец всё ещё посещал Альтос, но он казался более молчаливым, по крайней мере всякий раз, когда Пар был рядом. После того дня Пар однажды столкнулся с ним на телефонном мосту с группой австралийских хакеров.

Феникс сказал: "Эй, Электрон. Пар на мосту."

Электрон сделал паузу. "Оу, правда," ответил он холодно. Затем он замолк.

Пар позволял Электрону сохранять дистанцию. В конце концов, у Пара была его девушка.

Пар говорил с Теоремой почти каждый день. Вскоре они начали строить планы о её полете в Калифорнию, так что они смогут встретиться вживую. Пар пытался не ождать от встречи слишком многого, но он обнаружил, что сложно остановить предвкушение встречи с Теоремой лицом к лицу. Пар думал, что вещи определенно развивались.

Прелесть Альтоса была в том, что подобно PI или любой другой локальной ББС хакер мог выбрать любой ник, какой хотел. И он мог сделать это в международном масштабе. Посещение Альтос было подобно посещению шумного бала-маскарада. Любой мог придумать себя. Социально неподходящий хакер мог изображать персонажа романов и приключений. И представитель спецслужб мог выдавать себя за хакера.

Точно так и делал представитель службы безопасности Теленет Стив Мэтьюс 27 октября 1988. Вышло так, что Пар был в онлайне, разговаривая со своими друзьями и коллегами по хакингу. В любой данный момент на Альтосе было несколько непостоянных членов, несколько человек, которые не посещали его регулярно. Естественно Мэтьюс не представился как парень из Теленет. Он просто молча сидел на Альтос, наблюдая за другими хакерами. Он мог привлечь хакера на сеанс связи, но в основном позволял говорить ему. Он был здесь чтобы слушать.

В этот роковой день Пару случилось быть в одном из своих великодушных капризов. Пар никогда не имел много денег, но был очень щедр, когда они у него появлялись. Он разболтался с неизвестным хакером на Альтос и затем дал ему одну из дебетных карт, полученных во время визита в компьютер CitiSaudi. Почему нет? На Альтос это было немного похоже на распространение вашей визитной карточки. "Пармастер - его превосходство Пармастер Пар".

Пар получил свое полное имя Пармастер в свои ранние хакерские дни. Тогда он принадлежал группе тинейджеров, вовлеченной во взлом защит программ для Apple 2e, особенно игрушек. У Пара была специальная разработка параметров защит, которые были первыми шагами в преодолении схем защит производителей. Главарь группы начал называть его "мастер параметров" - Пармастер - Пар, короче. После перехода в серьезный хакинг и развития знаний о сетях х.25, он оставил свое имя, потому что оно хорошо сочеталось с его новым окружением. "Par?" - это команда для пада (pad) х.25 - модемного шлюза в сеть х.25.

"У меня еще много таких," сказал Пар незнакомцу с Альтос. "У меня около 4000 карт из системы Ситибанка."

Немного позже Стив Мэтьюс снова совершал мониторинг Альтос, когда Пар опять стал распространять карточки другим людям.

"У меня есть внутреннее соединение," доверился Пар. "Оно выдает номера новых пластиковых карт из машины Ситибанка. Хотя, это всё очень большие аккаунты. Все с балансом не ниже $25000."

Был ли Пар только большим болтуном на Альтос? Или он действительно совершил такое большое мошенничество? Ситибанк, Теленет и Американская Секретная Служба не знали, поэтому их парни из службы безопасности начали плести сеть вокруг Пара, пока он не реализовал свои идеи дальше.

Мэтьюс связался с Ларри Валлаком, расследовавшим мошшеничества с Ситибанком в Сан-Матео, Калифорния. Валлак проверил кредитки. Они все были настоящими. Они принадлежали саудо-американскому банку в Саудовской Аравии и держались в базе данных Ситибанка в Южной Дакоте. Валлак выяснил, что за эти аккаунты отвечал Ситибанк вместе с Центральноевропейским банком. Это означало, что он мог начать главное расследование.

7 ноября Валлак связался с Секретной Службой. Четыре дня спустя Валлак со специальным агентом Томасом Холманом, который стал его начальником, уже расспрашивали Герри Лионс из службы безопасности "Pacific Bell" в Сан Франциско.

Да, сказала Лионс следователям, у нее есть информация, которая могла бы быть интересной. Она знала о хакерах и фрикерах. Полиция Сан-Джоза только что поймала двух парней, пытавшихся фрикнуть таксофон. Похоже фрикеры кое-что знали о системе Ситибанка.

Когда агенты прибыли в отделение полиции Сан-Джоза, чтобы встретиться с сержантом Дэйвом Флори, их ждала другая приятная неожиданность. У сержанта была захваченная у двух фрикеров записная книжка, полная хакерских имен и номеров. У него также была запись разговора фрикеров с Паром по тюремному телефону.

Развязные фрикеры воспользовались тюремным телефоном, чтобы позвонить на телемост в Университет Вирджинии. Пар, австралийские хакеры и другие американские фрикеры и хакеры часто посещали телемост. Тогда на мосту сидело 8 или 10 человек из подполья. Фрикеры нашли Пара там как обычно и предупредили его. Его имя и номер были в книге, захваченной полицией во время ареста.

Все равно Пар не выглядел встревоженным.

"Эй, не волнуйтесь. Это круто," заверил он их. "Сегодня я поменял свой телефонный номер, последствий не будет."

Это была не совсем правда. Его сосед Скотт действительно поменял номер, записанный на его имя, потому что он получал надоедливые шутливые звонки. Однако в тот же день Скотт открыл новый телефонный аккаунт на тот же адрес и то же имя - для агентов спецслужб всё это сделало работу по поиску мистического хакера по имени Пар намного легче.

Между тем, Ларри Валлак обзвонил своих знакомых в службах безопасности и встретился с одним. Ванда Гамбл, супервизор Расследований MCI юговосточного региона в Атланте, обладала богатой информацией о хакере по имени Пар. У нее было множество осведомителей, появившихся по ходу расследований дел с хакерскими происшествиями. Она дала следователю Ситибанка двух осведомителей, знавших Пара. Она также дала ему то, что по ее мнению было его домашним телефоным номером.

25 ноября, на следующий день после Дня Благодарения Секретная Служба совершила рейд на дом Пара. Рейд был ужасен. По крайней мере 4 офицера ворвались в дверь с пушками наготове. У одного из них было ружье. Как это обычно бывает в США, следователи из частных коммерческих организаций - в этом случае Ситибанка и "Pacific Bell" - тоже принимали участие в рейде.

Агенты ворвались, разыскивая улики. Они прошли через кухню. По пути они переворачивали коробки от попкорна в поисках компьютерных дисков. Они искали везде, даже во впадине на потолке в туалете, о существовании которой никто и не подозревал.

Они конфисковали Apple 2e, принтер и модем Пара. Но, чтобы быть уверенными, они также прихватили "Желтые Страницы" наряду с телефоном и новой, только что купленной нинтендовской игровой приставкой Скотта. Они забрали очень большое количество бумаг, сложенных под кофейным столиком, включая записную книжку Скотта с заметками по его работе туристическим агентом. Они забрали даже мусор.

Немного раньше они нашли красную коробку полную дисков, выглядывавшую из под аквариума рядом с компьютером Пара.

Полную множества улик. Но они не нашли Пара.

Вместо него они забрали Скотта и Эда - двух друзей Пара. Они были порядком потрясены рейдом. Не зная как выглядит Пар, Секретная Служба подумала, что Скотт это и есть Пар. Телефон был записан на его имя и неделей ранее спецагент Холман даже провела слежку за черным фордом "Мустанг" Скотта, припаркованным перед домом. Секретная Служба была уверена, что это был он, и Скотт чувствовал себя ужасно, доказывая им обратное.

Оба, Скотт и Эд, клялись, что они не были ни хакерами или фрикерами, и особенно, что никто из них не был Паром. Но они знали Пара и сказали агентам его настоящее имя. После значительного прессинга в Секретной Службе Скотт и Эд согласились дать показания в полиции.

В Чикаго, дальше, чем за 2700 километров от кризиса, развернувшегося в северной Калифорнии, Пар и его мать наблюдали за своей тетей, прогуливающейся в белом платье.

Однажды Пар позвонил Скотту домой, чтобы сказать "привет" со среднего запада. Звонок был сделан как раз после рейда.

"Итак", спросил расслабленный Пар своего соседа, "Как дела дома?"

"Хорошо", ответил Скотт. "Ничего особенного не происходило."

Пар посмотрел на свою красную сумку, в которой он нес главные улики. Он подумал, что на автобусной площадке Сан-Джоза он выделяется с ней, как павлин среди голубей...

Блаженный от незнания о рейде, произошедшем несколькими днями ранее, Пар со своей матерью прилетел в аэропорт Сан-Джоза. Пока они ждали автобус, Пар позвонил своей подруге Тамми, чтобы сказать что он возвращается в Калифорнию.

Любой, ожидающий телефон в этот момент, заметил бы как сейчас переменился в лице парень в телефонной будке. Улыбающееся лицо неожиданно исказилось от ужаса. От оттока крови кожа стала мертвенно бледной. Его глубоко посаженные шоколадно-коричневые глаза с бровями, изогнутыми вверх, казались необыкновенно большими.

В этот момент Тамми сказала Пару, что в его доме был рейд Секретной Службы. Что Скотт и Эд довольно сильно запаниковали от вида пистолетов, нацеленных им в лицо, и дали против него показания в полиции. Что его телефон прослушивается. Что парни из Секретной Службы все еще охотились на Пара, они знали его настоящее имя и приметы. Скотт сказал Секретной Службе о красной сумке Пара, в которой он носил свои хакерские записи. Вместе с распечаткой номеров кредитных карт Ситибанка.

Итак, Пар с тревогой смотрел на свою сумку. Он подумал, что Секретная Служба будет искать его по этой сумке. Они не знали как он выглядит, они просто будут ждать красную сумку.

Пар не мог так просто её спрятать. Распечатка Ситибанка была размером с телефонную книгу. Также там была дюжина дискет с кредитными картами и другой хакерской информацией.

Пар использовал карты для бесплатных телефонных звонков, но никогда не заказывал никаких ракетных лыж. Он отважно боролся с искушением и в конце концов победил, но другие могли не устоять в такой битве. Пар подумал, что другие менее скрупулёзные хакеры возможно заказывали товары по подаренным им картам. Он был прав. Кто-то, например, попытался послать букет цветов за $367 женщине в Эль-Пасо, используя одну из захваченных карт. Кардер невольно выбрал дебетную карту, принадлежавшую главному исполнителю саудовского банка, который был в своем офисе в то время, когда пришел заказ на цветы. Следователь Ситибанка Ларри Валлак добавил запись об этом инциденте в свой растущий файл.

Пар заключил, что Ситибанк возможно попытается повесить на него каждую попытку кардинга. Почему нет? Какими аргументами обладал 17-летний хакер при отрицании этих происшествий? Никакими. Пар принял решение. Он подошел к мусорному баку в темном переулке. Осторожно оглядевшись, Пар небрежно залез в красную сумку, вытащил толстую стопку распечаток карт Ситибанка и бросил её внутрь.

Он беспокоился о компьютерных дисках со всей его важной хакерской информацией. Они содержали тысячи часов работы и он не мог принести их в жертву. 10-мегабайтный трофей. Более 4000 карт. 130000 различных счетов. В конце концов, он решил оставить дискеты, не смотря на риск. По крайней мере без распечаток он мог немного смять сумку и сделать ее менее заметной. Когда Пар медленно вышел с мусорки он оглянулся, чтобы оглядеть могилу. Она выглядела как мусорный бак. Стоящий миллионов долларов.

Когда он сел с матерью в автобус, в душе Пара появилась картина как бездомная личность вылавливает распечатки из мусорного бака и спрашивает всех о нем. Он попытался вытолкнуть мысль из головы.

Во время поездки Пар размышлял, что он собирался делать. Он ничего не сказал матери. Она не могла даже постичь мир компьютеров и сетей, оставляя его одного в затруднительном положении. Больше того, у Пара с матерью были напряженные отношения, т.к. он сбежал из дома не задолго после своего 17-летия. Он был исключен из школы за прогулы, но он нашел работу - обучал студентов работе с компьютером в местном колледже. До его поездки в Чикаго он видел мать только один раз за 6 месяцев. Нет, он не мог обратиться к ней за помощью.

Автобус двигался к станции в Салинасе. По пути он проехал мимо улицы, где жил Пар. Он увидел бегуна - худого негра с плеером. Какого черта здесь делает бегун, подумал Пар. Ни один человек не бегал в окрестностях полуиндустриальной зоны. Дом Пара был почти единственным жилым местом среди индустриальных строений. Когда бегун потерял дом из поля зрения, он неожиданно свернул с дороги, повернулся по направлению к дому и лег на траву. Пока он лежал в траве по направлению к дому, было похоже, что он с кем-то говорил в плеер.

Сидя в автобусе, Пар подпрыгнул. Они поджидают его, вне сомнений. Когда автобус прибыл в депо и его мать начала сортировать их багаж, Пар задвинул красную сумку за пазуху и исчез. Он нашел таксофон и позвонил Скотту, чтобы разузнать об обстановке. Скотт вручил телефон Крису, другому другу, который жил в доме. Крис оставался у них на время празднования Дня Благодарения.

"Ляг на дно", сказал Крис Пару.

"Я сейчас приеду и отвезу тебя в офис адвоката, где ты получишь некоторую защиту."

Специалист по криминальным делам Ричард Розен родился в Нью Йорке, но в детстве переехал в Калифорнию. У него был характер, который отражал стальное упорство ньюйоркца, соединенное с непринужденным дружелюбием западного побережья. Розен придерживался сильной анти-авторитетной стороны. Он представлял местное начальство "Ангелов Ада" в графстве Монтерей. Он также внес вклад в домашнее акушерство, которое вводило в моду домашние роды. Доктора в Калифорнии не любили его за это.

После набега соседи Пара встретились с Розеном, чтобы подготовить почву для возвращения Пара. Они рассказали ему об ужасающем рейде Секретной Службы и как их 1,5 часа допрашивали, пока они не согласились дать показания. Скот в особенности говорил, что его насильно вынудили дать показания против Пара.

Пока Пар говорил с Крисом по телефону, он заметил человека, стоявшего в конце телефонного ряда. Этот человек тоже носил плеер. Он не смотрел в глаза Пару. Вместо этого он смотрел на стену, глядя украдкой в ту сторону, где стоял Пар. Что это за парень? Страх прокрался внутрь Пара и все виды сомнений наполняли его душу. Кому он мог доверять?

Скотт не сказал ему о рейде. Были ли его соседи в сговоре с Секретной Службой? Может они выигрывали время, чтобы схватить его? Пар не мог ни к кому обратиться. Его мать не поймет. Между тем, у нее были свои проблемы. И у него не было отца. Насколько Пар знал, его отец мог помочь так же, как если бы он был мертв. Он никогда не встречал этого человека, но слышал, что он работал тюремным офицером во Флориде. Далеко не кандидат в помощники Пару в данной ситуации. Он был близок с дедом и бабкой - они купили ему его компьютер в подарок - но они жили в крошечном среднезападном городке и просто не поняли бы также.

Пар не знал что делать, но в тот момент у него было мало шансов, так что он сказал Крису, что будет ждать его на станции. Затем он зашел за угол и попытался скрыться.

Несколькими минутами позже Крис заехал на станцию. Пар залез в тойоту-лендкрузер и Крис выехал со станции, направляясь в офис Розена. Они заметили белую машину, выехавшую со станции вслед за ними.

Пока они ехали, Пар выведал у Криса положение вещей. Никто не предупредил его о рейде, потому что все телефоны в доме прослушивались. Разговаривать с Паром, когда он был в Чикаго - значит получить еще один визит Секретной Службы. Всё что они могли сделать - обратиться к Розену за помощью.

Пар проверил зеркало заднего вида. Белая машина все еще следовала за ними. Крис повернул на следующем перекрестке и дал газу по калифорнийскому спидвею. Белая машина повернула на углу, преследуя их. Что бы Крис не делал, они не могли оторваться. Пар сел за Крисом спокойно как наркоман.

Только 24 часа назад он был в безопасности в Чикаго. Как он очутился здесь в Калифорнии, преследуемый мистическим водителем на белой машине?

Крис еще раз попытался сорвать погоню, маневрируя и ускоряясь. Белая машина не сдвинулась. Но Крис и Пар имели одно преимущество над белой машиной: у них был четырехприводный автомобиль. Решая в долю секунды, Крис вывернул руль. Лендкрузер свернул с дороги на поле салата. Пар вцепился в дверь пока машина скользила по грязи через опрятные грядки. Половинки листьев салата поднялись в воздух. Облака грязи окутали машину. Она скользила и дергалась, но наконец проделала дорогу к хайвею в дальнем конце поля. Крис ударил по газам.

Когда Пар оглянулся назад, белая машина исчезла. Крис держал ногу на газе и Пар только переводил дыхание, пока Лендкрузер не подьехал к дому Ричарда Розена.

Пар выпрыгнул наружу, красная сумка все еще была сильно смята за пазухой и выпирала в офисе адвоката. Секретарша выглядела шокированной, когда он сказал свое имя. Кто-то должно быть рассказал ей о его истории.

Розен быстро проводил его в свой офис. Вступление было коротким и Пар пропустил историю о преследовании. Розен слушал внимательно, иногда задавая хорошо направленные вопросы, и затем взял контроль над ситуацией. Первая вещь, которую они должны были сделать - отозвать Секретную Службу от преследования, так как Пар потратил не слишком много времени, ползая по углам и прячась в автобусном ангаре. Он позвонил в Секретную Службу в офис в Сан Франциско, и попросил специального агента Томаса Дж. Холмана прекратить преследование в обмен на согласие Пара дать официальные показания.

Холман настаивал, что они должны поговорить с Паром.

Нет, сказал Розен. Никаких интервью Пара с агентами сил правопорядка, пока сделка не будет выполнена.

Но Секретная Служба хочет поговорить с Паром, настаивал Холман. Они могут обсудить все другие вопросы только после того, как поговорят с Паром.

Розен вежливо предупредил Холмана не входить в контакт с его клиентом. Если у вас есть что сказать Пару - скажите мне, сказал он. Холмана это все равно не устраивало. Когда Секретная Служба хотела поговорить с кем-то, они привыкли достигать своей цели. Он надавил на Розена, но ответ все равно был нет. Нет, нет и нет. Холман совершил ошибку. Он предположил, что каждый хотел заключить сделку с Секретной Службой США.

Когда он наконец осознал, что Розен не отступит, Холман согласился. Розен договорился с федеральным обвинителем, поверенным США Джой Бартон, которая была боссом Холмана, отозвать преследование в обмен на дачу показаний Пара.

Затем Пар дал Розену свою красную сумку на хранение.

Прмерно в это же время следователь Ситибанка Валлак и детектив Портер из полиции Салинаса допрашивали мать Пара, когда она вернулась домой. Она сказала, что её сын ушел от нее 6 месяцев назад, оставив ей телефонный счет на $2000, который она не могла оплатить. Они попросили осмотреть ее дом. Она забеспокоилась о том, что будет если она откажет. Скажут ли они в офис, где она работала клерком? Могли ли они добиться ее увольнения? Простая женщина, у которой было мало опыта сделок с агентами правопорядка, мать Пара согласилась. Следователи забрали бумаги и диски Пара.

Пар сдался полиции Салинаса вечером 12 декабря. Полиция сфотографировала его и сняла отпечатки пальцев. Затем вручила ему обвинение - маленький желтый бланк, озаглавленный "502 (с) (1) РС". Он выглядел как билет, но перед Паром стояли два обвинения и каждый предполагал максимум 3 года заключения. Первый - в хакинге кредитных систем Citicorp также предполагал штраф до $10000. Второй - за "мошенничество с телефонными сервисами" не содержал штраф, но содержал тот же срок заключения.

Федеральные следователи были удивлены тем, что Пар был так молод. Сделка с федеральной судебной системой была большой стычкой, так что обвинитель решил запросить власти штата преследовать происшествие через суд. Пар должен был появиться в подростковом суде графства Монтерей 10 июля 1989.

Втечение нескольких месяцев Пар работал с Розеном над делом. Хотя Розен был очень опытным правозащитником, ситуация выглядела довольно угнетающей. Ситибанк сказал, что потратил $30000 на безопасность своих систем, и Пар верил, что убытки корпорации от ущерба могли составлять до $3 млн. Пока они не могли доказать, что все заказы по картам Пар совершал сам, судебное преследование настаивало, что раздача Паром карт вела к значительным финансовым потерям. И это было только финансовое учреждение.

Более тревожным могло быть проникновение Пара в компьютеры TRW. Секретная Служба захватила по крайней мере 1 диск с данными TRW.

TRW была большой кампанией с активами в $2,1 млрд. и продажами почти $7 млрд. за 1989 - около четверти поступлений в правительство США. Там работало свыше 73000 человек, многие из которых работали с кредитными бизнесс-оценками компании. Обширные базы данных TRW содержали личные данные миллионов людей: адреса, номера телефонов, финансовые данные.

Что было одним из многих занятий компании. TRW также выполняла очень секретную оборонную работу. Её космические и оборонные подразделения, размещённые в Рендодо-Бич, были глубоко включены в бюджет Звездных Войн правительства Рейгана. Более 10% служащих компании работали в этом подразделении, разрабатывая системы космических кораблей, коммуникационные системы, спутники и др. неспециализированные космические "инструменты".

На захваченном диске было несколько писем из системы TRWMAIL компании. Они не были особенно значимы, только содержали рассылаемую работникам пропаганду, но Секретная Служба могла подумать: где есть дым, там есть огонь. TRW выполняла работу, которая заставляла правительство очень нервничать, когда приходил неавторизованный звонок. И Пар имел доступ к машинам TRW; он знал, что у компании есть отдел исследования ракет и даже отдел космического оружия.

Слишком много людей: Ситибанк, Секретная Служба, местная полиция, даже его собственная мать помогли другой стороне настолько, что было только вопросом времени, когда они раскопают что-то действительно секретное, что он видел во время хакинга. Пар начал думать было ли такой уж хорошей идеей пройти через всё испытание.


В начале 1989-го Теорема сошла с самолета, который привез её из Швейцарии в Сан-Франциско, она была рада, что сдержала обещание. Это было непростое обещание. Между двумя голосами на разных сторонах земного шара были моменты, когда их близость казалась такой хрупкой.

Между тем Пар находился в подвешенном состоянии. Теорема описала себя в такой унизительной манере. Он даже слышал от других на Альтос, что она была домашней. Но он действительно не расчитывал на то описание, которое прибыло от нее.

Наконец, наблюдая за потоком пассажиров, вытекающих из зала ожидания, он сказал себе, что так или иначе это ничего не значит. В конце концов он влюбился в неё - в то, чем она была, её сущность, а не картинку из плоти. И он сказал ей это. Она ответила ему также.

Неожиданно она оказалась перед ним. Чтобы посмотреть ей в глаза, он должен был смотреть немного вверх, так как она была более чем на дюйм выше него. Она была довольно мила, с коричневыми прямыми волосами и карими глазами. Он даже подумал, что она даже более привлекательна, чем он ожидал.

Теорема улыбалась.

Пар почти потерял равновесие. Это была сногсшибательная улыбка, открытая и белозубая, теплая и настоящая. Все ее лицо светилось движением. Он запечатлел ту улыбку.

Она сдержала свое обещание перед ним. До встречи у нее не было четких представлений о Паре. После посещения вечеринки с несколькими людьми с Альтос в Мюнхене за год до этого, она постаралась не представлять себе людей, основываясь на их онлайн-данных. Это был выход, чтобы потом не испытывать разочарований.

Пар и Теорема взяли ее сумки и погрузили в машину Брайана. Брайан, друг, который предложил себя сыграть аэропортное такси, потому что у Пара не было своей машины, подумал, что Теорема была довольно хорошенькой. Шестифутовая швейцарка, говорящая по французски. Это было определенно клево. Они поехали домой к Пару. Затем Брайан завёл дружескую беседу.

Брайан задавал Теореме все виды вопросов. Он был действительно забавен, потому что он еще не встречал никого из Европы. Пар попытался намекнуть Брайану отстать, но Брайан хотел знать все о жизни в Швейцарии. Какая там погода? Катаются ли люди на лыжах все время?

Пар поймал взгляд Брайана и уставился на дверь.

Все ли швейцарки говорят по французски? Какие еще языки она знала? Многие в Калифорнии катаются на лыжах. Это было клево говорить с кем-то, кто приехал через полсвета отсюда.

Пар молчал, уставившись подбородком в дверь, наконец Брайан понял подсказку. Пар выпроводил друга из дома. Брайан был внутри только 10 минут, но Пар подумал, что целый год. Когда Пар и Теорема остались одни, они немного поговорили, затем Пар предложил прогуляться.

На полпути от дома Пар взял ее за руку. Ей похоже понравилось. Ее рука была горячей. Они поговорили еще немного, затем Пар остановился. Он повернулся к ней. Он подождал немного и затем сказал ей то, что уже говорил ей по телефону, что-то что они оба знали всё время.

Теорема поцеловала его. Это поразило Пара. Он был совершенно неподготовлен. Затем Теорема сказала ему те же слова.

Когда они вернулись в дом, отношения развивались дальше. Они провели 2 с половиной недели в обьятиях друг друга и это были великолепные, залитые солнцем дни. Отношения шли дальше, дальше во плоти, чем это было в онлайне или по телефону. Теорема очаровала Пара и Пар в свою очередь сделал Теорему счастливой.

Пар показал ей свой маленький мир в северной Калифорнии. Они посетили несколько достопримечательностей, но в основном они проводили все время дома. Они говорили день и ночь, обо всем.

Затем пришло время уезжать Теореме, вернуться к своей работе и ее жизни в Швейцарии. Ее отъезд был трудным - отвозить ее в аэропорт, видеть как она поднимается по трапу - это было мучительно. Теорема выглядела очень расстроенной. Пар только крепил ее, пока самолет не взлетел.

На 2 с половиной недели Теорема заслонила приближение суда. Когда она улетела, темная реальность опять настигла Пара.


Я только хочу посмотреть.

Всю ночь Пар сидел за заимствованным компьютером в темноте и только свет монитора освещал комнату, и рыба плавала туда-сюда в аквариуме в стороне. Когда вещи в онлайне затихали, внимание Пара привлекали угорь и рыба-лев. Может, их привлекал фосфорецирующий свет монитора. Они любили парить там без всякой причины. Это было жутко.

Пар еще немного пододвинулся, наблюдая за рыбой, выпил колу и вернулся к своему компьютеру.

В эту ночь Пар увидел то, что не должен был видеть. Не обычный хакерский материал. Ни внутри университета. Ни даже внутри международного банка, содержащего частную финансовую информацию о среднеазиатских шейхах.

Он увидел информацию о каком-то спутнике шпионе-убийце - эти слова использовал Пар, чтобы описать его другим хакерам. Он сказал, что спутник мог атаковать другие спутники-шпионы и он видел, что внутри машина соединена с Космической и Оборонной сетью TRW. Он наткнулся на него тем же путем, каким Форс нашел машину CitiSaudi - через сканирование. Пар мало говорил об открытии, потому что оно до чёрта испугало его.

Неожиданно он почувствовал себя человеком, который знает слишком много. Он прошёл через столько военных сетей, видел так много. Информация была клевой, но только бог знал, он никогда ничего с ней не сделает. Это был просто приз, блестящий трофей, показывающий его силу в хакинге. Но это открытие его шокировало, заставило понять, что он себя подставил.

Что с ним сделает Секретная Служба, когда обнаружит? Дадут ли ему другой билетик, озаглавленный "502С"? Неизвестно. Позволят ли ему рассказать жюри все, что он знал? Напечатают ли газеты? Никаких шансов.

Это была эра Рональда Рейгана и Джорджа Буша, СОИ, огромного оборонного бюджета и очень параноидальных военных командиров, которые видели мир как одно гигантское поле битвы с империей зла Советского Союза.

Может, правительство США просто посадит его и выкинет ключ? Захотят ли они рисковать, позволив ему говорить с другими заключенными - отпетыми претсупниками, которые делали миллионы долларов на такого рода информации? Определенно нет.

Здесь был только один выход. Устранение.

Это была неприятная мысль. Но для 17-летнего хакера очень вероятная. Пар размышлял, что он мог сделать и пришёл, похоже, к единственному решению.

Бежать.

обсудить  |  все отзывы (0)

[17651]





Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru



назад «     » вперед


  Copyright © 2001-2018 Dmitry Leonov   Page build time: 0 s   Design: Vadim Derkach