информационная безопасность
без паники и всерьез
 подробно о проекте
За кого нас держат?Spanning Tree Protocol: недокументированное применениеВсе любят мед Rambler's Top100
BugTraq.Ru
Русский BugTraq
 Модель надежности двухузлового... 
 Специальные марковские модели надежности... 
 Модель надежности отказоустойчивой... 
 Google прикрыл domain fronting 
 Opera VPN закрывается 
 13 уязвимостей в процессорах AMD 
главная обзор RSN блог библиотека закон бред форум dnet о проекте
bugtraq.ru / библиотека / книги / the art of deception /
когда безвредная информация опасна
THE ART OF DECEPTION
главная
от переводчиков
unprinted chapter
введение
предисловие
вступление
самое слабое звено в безопасности
когда безвредная информация опасна
прямая атака: просто попроси
внушая доверие
"разрешите вам помочь"
"не могли бы вы помочь?"
фальшивые сайты и опасные приложения
используя чувство симпатии, вины и запугивание
ответный удар
проникновение на территорию
сочетая технологию и социальную инженерию
aтака на служащего низшего звена
умные мошенники
знание об информационной безопасности и тренировки
краткое описание безопасности в организации
библиография
благодарности




Подписка:
BuqTraq: Обзор
RSN
БСК
Закон есть закон




Глава 2: Когда безвредная информация опасна

(Chapter 2 When Innocuous Information Isn't)

Перевод: Yarlan Zey (yarlan[at]pisem.net)

Что большинство людей считает настоящей угрозой, исходящей от социальных инженеров? Что вам следует делать, чтобы быть на страже?

Если целью является получение какого-нибудь очень ценного приза – скажем, важного компонента интеллектуальной собственности компании, тогда, возможно, всё что нужно – это просто более недоступное хранилище и более тяжело вооруженные охранники. Правильно?

Но в жизни проникновение плохого парня через защиту компании часто начинается с получения какого-нибудь фрагмента информации или какого-нибудь документа, которые кажутся такими безвредными, такими обычными и незначительными, что большинство людей в организации не нашли бы причин почему им следовало бы её защищать и ограничивать к ней доступ.

Скрытая ценность информации

Многое из кажущейся безвредной информации, находящейся во владении компании, ценно для социального инженера, потому что может сыграть существенную роль в его попытке прикрыться плащом правдоподобности.

На страницах этой главы я буду вам показывать, что делают социальные инженеры, чтобы добиться успеха. Вы станете «свидетелем» атак, сможете, время от времени наблюдать действие с точки зрения атакуемой жертвы и, становясь на их место, оценить как бы вы (или, может быть, один из ваших работников или сослуживцев) сами могли себя повести. Во многих случаях вы также увидите эти же события с перспективы социального инженера.

В первой истории речь пойдёт об уязвимости в финансовой индустрии.

CREDITCHEX

В течение долгого времени британцы имели дело с очень консервативной банковской системой. Вы как обычный добропорядочный гражданин не могли просто зайти с улицы и открыть банковский счёт. Нет, банк не рассматривал вас в качестве своего клиента, пока какой-нибудь уже хорошо зарекомендовавший себя клиент не даст вам своё рекомендательное письмо.

Несомненно, это очень сильно отличается от сегодняшнего банковского мира. И наша современная лёгкость в совершении сделок нигде так не развита, как в дружелюбной, демократичной Америке, где почти кто угодно может зайти в банк и легко открыть расчётный счёт, правильно? Да, но не совсем. На самом деле, банки не желают открывать счёт для кого-нибудь, кто может иметь за собой ситуации с неоплаченными счетами – это всё равно, что соглашаться на грабёж. Поэтому для многих банков стала стандартной практика быстрой оценки перспектив нового клиента.

Одной из больших компаний, которые предоставляют банкам такую информацию, является CreditChex (все названия изменены). Они предоставляют своим клиентам ценную услугу, но, как и многие компании, также могут, не подозревая об этом, стать источником информации для социальных инженеров.

Первый звонок: Ким Эндрюс

«Национальный Банк, это Ким. Вы хотели открыть сегодня счёт?»

«Привет, Ким. У меня есть к вам вопрос. Вы пользуетесь CreditChex?»

«Да.»

«Когда вы звоните в CreditChex, номер, который вы им даёте – это «Merchant ID»?»

Пауза. Она взвешивала вопрос, удивляясь, к чему это всё, и следует ли ей отвечать.

Звонивший быстро продолжил, не теряя времени:

«Потому что, Ким, я работаю над книгой. Это касается частных исследований.»

«Да», сказала она, отвечая на вопрос под воздействием новых обстоятельств, польщённая тем, что помогает писателю.

«Итак, это называется Merchant ID, правильно?»

«Эээ, ага.»

«ОК, отлично. Я хотел убедиться, что примечание в книге правильно. Спасибо за помощь. До свидания, Ким.»

Второй звонок: Крис Тэлберт

«Национальный банк, новые счета, это Крис.»

«Привет, Крис. Это Алекс», ответил звонивший. «Я из отдела обслуживания клиентов CreditChex. Мы делаем обзор по улучшению нашей службы. У вас есть для меня пара минут?»

Она была рада помочь, и звонивший продолжил:

«ОК, в какие часы ваш отдел открыт?» Она ответила и продолжала отвечать на его список вопросов.

«Сколько служащих в вашем отделении пользуются нашей службой?»

«Как часто вы звоните нам с запросами?»

«Какой из наших номеров 800- вы используете для звонков?»

«Наши представители всегда были вежливы?»

«Сколько времени занимает наш ответ?»

«Как давно вы работаете в банке?»

«Какой Merchant ID вы сейчас используете?»

«Вы когда-нибудь обнаруживали неточности в информации, которую мы вам предоставляем?»

«Есть ли у вас советы по улучшению нашей службы?»

И:

«Вы не могли бы заполнить наши периодические анкеты с вопросами, которые мы пришлём в ваш отдел?»

Она согласилась, они ещё немного поболтали, незнакомец повесил трубку, и Крис вернулась к работе.

Третий звонок: Генри МакКинси

«CreditChex, это Генри МакКинси, чем могу вам помочь?»

Звонивший сказал, что он из Национального Банка. Он назвал текущий Merchant ID и имя и номер социального страхования человека, о котором он искал информацию. Генри спросил дату рождения и звонивший сказал её тоже.

Через несколько секунд Генри прочитал список с экрана компьютера.

«Уэллс Фарго - есть сообщения о NSF однажды в 1998-м, в $2 066.» NSF – это недостаточные фонды – типичный банковский термин, касающийся чеков, которые были выписаны, когда на счету не хватало денег, чтобы их покрыть.

«Что-нибудь ещё после этого?»

«Ничего.»

«Были ли ещё какие-нибудь запросы?»

«Сейчас посмотрю. Да, два, оба в прошлом месяце. Третий Объединённый Кредитный Союз Чикаго.» Он наткнулся на следующее имя, Взаимные Инвестиции Шенектеди. «Это в штате Нью-Йорк», добавил он.

Частный сыщик в действии

Все три из этих звонков были сделаны одним человеком – частным сыщиком, которого мы будем называть Оскар Грейс. У Грейса появился новый клиент, один из первых. Ещё несколько месяцев назад он был полицейским. Он обнаружил, что кое-что в его новой работе добывалось обычным путём, но некоторая часть бросала вызов его ресурсами и изобретательности.

Популярные писатели любовных романов Сэм Спейдс и Филипп Марлоус проводили длинные ночи, сидя в машинах и следя за нечестными супругами. Частные сыщики в реальной жизни делают то же самое. Они также делают более обыденные, но не менее важные слежки за враждующими супругами. Большей частью они основываются на навыках в социальной инженерии, чем на борьбе с бессонницей с прибором ночного видения.

Новым клиентом Грейса была леди, и по виду своего платья и ожерелья довольно обеспеченная. Однажды она зашла в его офис и села в кожаное кресло, единственное, на котором не было сложенной кипы газет. Она поставила на стол свою сумочку от Гуччи, повернув логотипом в его направлении, и заявила, что хочет сказать своему мужу о том, что хочет развода, но есть «только одна маленькая проблема».

Кажется, её муженёк был на шаг впереди. Он уже снял все наличные с их сберегательного счёта и даже гораздо большую сумму с их брокерского счёта. Она хотела знать, куда подевались их активы, и сказала, что её адвокат по разводу не смог вообще ничем помочь. Грейс предположил, что адвокат был одним из тех юристов, которые сидят на верхних этажах небоскрёбов и не желают пачкать свои руки ни в чём грязном, например, разбираясь, куда исчезли её деньги.

Не мог бы Грейс помочь?

Он уверил её, что это будет непросто, назвал примерную цену, накладные расходы и получил чек в качестве аванса.

Затем он столкнулся с проблемой. Что вы делаете, если вам никогда прежде не поручали подобную работу и даже не знаете с чего начать искать денежный след? Вы как ребёнок делаете первые шаги. Вот история Грейса согласно нашему источнику.

Я знал о CreditChex, и как банки им пользуются – моя бывшая жена работала в банке. Но я не знал терминов и процедур, и спрашивать её об этом было бы пустой тратой времени.

Шаг первый: Разузнать о терминологии и выяснить, как сделать запрос так, чтобы он звучал, как будто я знаю, о чём говорю. Первая молодая леди Ким в банке, в который я позвонил, была настроена подозрительно, когда я спросил, как они идентифицируют себя, когда звонят в CreditChex. Она колебалась, она не знала, стоит ли мне это говорить. Было ли это моим поражением? Нисколько. Фактически, колебание дало мне важный знак, что я должен сообщить причину, которой бы она поверила. Когда я обманул её, сказав, что провожу исследования для книги, это уменьшило её подозрения. Скажите, что вы писатель или сценарист и вам любой откроется.

У неё была информация, которая могла бы помочь – вроде необходимых данных, которые требует CreditChex относительно человека, о котором вы делаете запрос; о чём вы можете спрашивать; и главное, банковский номер Merchant ID Ким.

LINGO
Сжигать источник – считается, что нападающий сжигает источник, когда он даёт жертве понять, что атака имела место. Как только жертва узнаёт об этом и сообщает другим служащим или руководству о попытке, становится невероятно сложно использовать тот же источник для будущих атак.

Вы вынуждены опираться только на инстинкт, чутко вслушиваясь, что и как жертва говорит. Эта леди звучала достаточно настороженно и могла что-нибудь заподозрить, если бы я задавал много необычных вопросов. Даже притом, что она не знала, кто я и с какого номера я звоню, нельзя вызывать подозрительности, потому что вы вряд ли захотите сжигать источник – возможно, вы захотите позвонить в этот офис в другой раз.

Я всегда слежу за маленькими знаками, которые дают понять, насколько человек поддаётся сотрудничеству. Это может варьироваться от «Вы располагаете к себе, и я верю всему, что вы говорите» до «Вызвать полицию, поднять Национальную Гвардию, этот парень замышляет что-то нехорошее».

Я понял, что Ким находится на грани последнего, поэтому я просто позвонил кому-нибудь из другого отдела. Мой следующий звонок свёл меня с Крис, с ней уловка сработала. В этот раз тактика заключалась в том, чтобы спрятать важные вопросы среди несущественных, которые служат, чтобы вызвать чувство доверия. Прежде чем я задал вопрос о номере Merchant ID в CreditChex, я провел небольшой тест, задав ей личный вопрос о том, как долго она работает в банке.

Личный вопрос – это как скрытая мина, некоторые люди переступают через него, не замечая; для других она взрывается и взывает в защите. Поэтому если я задаю личный вопрос и она отвечает, и тон её голоса не меняется, это означает, что, возможно, она не относится подозрительно к природе вопроса. После этого я могу спокойно задать нужный вопрос, не вызывая у неё подозрений, и она скорее всего даст мне необходимый ответ.

Есть ещё одна вещь, о которой знают частные сыщики: никогда не заканчивать разговор сразу после получения нужной информации. Ещё два-три вопроса, немного болтовни и только тогда можно прощаться. Позже, если жертва вспомнит о чём вы спрашивали, это скорее всего будет пара последних вопросов. Остальные обычно забываются.

Итак, Крис дала мне её номер Merchant ID и телефонный номер, по которому они делают запросы. Я хотел задать ещё несколько вопросов, чтобы узнать, как много информации можно узнать от CreditChex. Но лучше было не рисковать.

Теперь я мог в любое время позвонить в CreditChex и получить информацию. При таком повороте событий служащий CreditChex был счастлив поделиться со мной точной информацией касающихся двух мест, в которых муж моей клиентки недавно открыл счета. Итак, куда же подевались деньги, которые разыскивала его потенциальная бывшая жена? Ещё куда-нибудь, кроме банковских учреждений, о которых сообщил парень из CreditChex?

Анализ обмана

Весь этот фокус основывался на единственной фундаментальной тактике социальной инженерии: получение доступа к информации, которую работники компании считают безвредной, когда на самом деле она опасна.

Первая банковская служащая подтвердила термин для описания номера идентификации, используемого для звонков в CreditChex: Merchant ID. Вторая выдала телефонный номер для звонков в CreditChex и самый важный кусок информации: номер Merchant ID банка. Вся эта информация казалась клерку безвредной. В конце концов, ведь банковская служащая думала, что она говорит с кем-то из CreditChex – так что плохого было в раскрытии номера?

Всё это было положено в основу для третьего звонка. У Грейса было всё необходимое, чтобы позвонить в CreditChex. Он представился служащим одного из банков-клиентов, - Национального банка, - и просто спросил всё, что нужно.

Помимо хороших навыков в краже информации, которыми обладает любой хороший карманник, Грейс обладал талантом незаметно угадывать настроение людей. Он знал об обычной тактике прятанья ключевых вопросов среди безвредных. Он знал, что личный вопрос проверит второго клера на желание сотрудничать, прежде чем спрашивать о номере Merchant ID.

Ошибку первого служащего, касающуюся подтверждения терминологии номера ID CreditChex, практически невозможно предотвратить. Эта информация столь широко известна в банковской индустрии, что кажется незначительной – хорошая модель безвредной информации. Но второй служащей, Крис, не следовало отвечать на вопросы без проверки, действительно ли звонивший был тем, кем назвался. По крайней мере, ей следовало спросить у него имя и номер, чтобы перезвонить. В этом случае атакующему было бы намного труднее замаскироваться под представителя CreditChex.


Сообщение от Митника

В этой ситуации Merchant ID - аналог пароля. Если бы персонал банка относился к нему как к ATM PIN, они бы лучше оценивали критичность природы этой информации. А в вашей организации есть внутренний номер, к которому люди относятся без особой осторожности?


Для звонков в CreditChex было бы лучше использовать что-нибудь другое, вместо номера, сообщаемого звонившим, чтобы проверить действительно ли этот человек работает там, и действительно ли компания обрабатывает запросы своего клиента. Однако, учитывая практику настоящего мира и временной прессинг, в котором сегодня работают многие люди, этой проверки по телефону достаточно кроме случаев, когда служащий подозревает, что совершается атака.

Западня для инженера

Широко известно, что агентства по трудоустройству (т.н. охотники за головами) пользуются социальным инженерингом, чтобы переманивать корпоративные таланты. Вот пример того, как это может происходить.

В конце 1990-х одно не слишком этичное агентство подписало контракт с новым клиентом - компанией, ищущей инженеров-электронщиков с опытом в области телефонной промышленности. Исполнителем проекта стала леди с чувственным низким голосом и сексуальными манерами, которая научилась их использовать, чтобы вызывать первоначальные доверие и привязанность по телефону.

Леди решила организовать набег на провайдера услуг сотовой связи, чтобы посмотреть, можно ли было там найти несколько инженеров, которые могли бы поддаться соблазну перейти к конкуренту. Она не могла просто позвонить в центр связи и сказать: «Дайте мне поговорить с кем-нибудь с пятилетним опытом работы инженером.» Вместо этого по понятным причинам она начала охоту за талантами с поиска кусочков информации, которые кажутся совсем незначительными, информации, которую люди из компании скажут почти любому, кто спросит.

Первый звонок: Регистратор

Атакующая, пользуясь именем Диди Сэндс, сделала звонок в корпоративный офис по обслуживанию сотовых телефонов. Частично беседа проходила следующим образом:

Регистратор: Добрый вечер. Это Мари, чем я могу Вам помочь?
Диди: Вы можете соединить меня с Отделом Транспортировок?

Р: Я не уверена, что у нас есть такой, я посмотрю в справочнике. Это кто звонит?
Д: Это Диди.
Р: Вы находитесь в здании или…?
Д: Нет.

Р: Диди кто?
Д: Диди Сэндс. У меня был номер Транспортировки, но я его забыла.
Р: Один момент.

В этот момент, чтобы смягчить подозрения Диди случайно спросила, только ради того, чтобы дать понять, что она была «внутри», и знакома с местоположением компании.

Д: Вы в каком здании – Лейквью или Мэйн Плэйс?
Р: Мэйн Плэйс. (пауза) Вот: 805 555 6469.

Чтобы обеспечить себя запасным вариантом на случай если звонок в Транспортный отдел не даст то, что она искала, Диди также сказала, что она хочет поговорить с отделом по недвижимости. И регистратор так же дала ей этот номер. Когда Диди попросила соединить её с Транспортным, регистратор попробовала, но линия была занята.

Тогда Диди попросила третий номер - отдела работы со счетами - расположенного в штаб-квартире корпорации в Остине, Техас. Регистратор попросила подождать и отключилась от линии. Она сообщила в службу безопасности, что получила подозрительный телефонный звонок, и подумала, что происходит что-то странное. Это была небольшая, но типичная неприятность обыденной работы регистратора. Примерно через минуту регистратор вернулась на линию, посмотрела номер Счётного отдела и подключила Диди.

Второй звонок: Пэгги

Следующий разговор проходил следующим образом:

Пэгги: Счётный отдел, Пэгги.
Диди: Привет, Пэгги. Это Диди из Thousand Oaks.
П: Привет, Диди.
Д: Как дела?
П: Отлично.

Затем Диди воспользовалась знакомым термином в корпоративном мире, который означает код оплаты для назначения расходов из бюджета определённой организации или рабочей группы:

Д: Превосходно. У меня есть для тебя вопрос. Как мне найти расчётный центр того или иного отдела?
П: Вы лучше бы обратились к бюджетному аналитику отдела (бухгалтеру).

Д: А Вы не знаете кто сейчас бюджетный аналитик в штаб-квартире Thousand Oaks? Я пытаюсь заполнить форму, но не знаю что это за расчётный центр.
П: Я знаю только, что Вам нужен номер расчётного центра, позвоните своему бюджетному аналитику.
Д: А у вашего отдела в Техасе есть свой расчётный центр?
П: У нас есть свой расчётный центр, но они не выдают полный список.
Д: Сколько цифр в этом расчётном центре? Ну, например, какой у Вас номер расчётного центра?
П: Хорошо, а Вы из 9WC или из SAT?

Диди не имела никаких представлений об этих отделах или группах, но это ничего не значило. Она ответила:

Д: 9WC.
П: Тогда там обычно 4 цифры. Откуда Вы, Вы сказали?
Д: Штаб-квартира - Thousand Oaks.
П: Хорошо, вот один для Thousand Oaks. 1A5N, Н – как в Нэнси.

Всего лишь поболтав достаточно долго с кем-нибудь, желающим быть полезным, Диди заполучила номер расчётного центра, который ей был нужен – один из тех кусочков информации, которые никто не думает защищать, потому что он не может представлять какую-нибудь ценность для постороннего.

Третий звонок: Полезный неправильный номер

Следующий шаг Диди должен был превратить номер расчётного центра в нечто по-настоящему ценное.

Она начала со звонка в Отдел по Недвижимости, притворившись, что попала на неправильный номер. Начав с «Извините за беспокойство, но …», она заявила, что она была служащей, которая потеряла свой корпоративный справочник, и спросила, не он ли звонил насчёт новой копии. Человек ответил, что печатная копия уже устарела, потому что всё это доступно на корпоративном сайте.

Диди сказала, что предпочитает пользоваться бумажной копией, и человек посоветовал ей позвонить в Издательство, а потом, возможно, только чтобы ещё немного поболтать с сексуально-звучащей леди по телефону, услужливо посмотрел номер и дал ей.

Четвёртый звонок: Барт из Издательства

В Издательстве она поговорила с человеком по имени Барт. Диди сказала, что она была из Thousand Oaks, и у них появился новый консультант, которому нужна была копия справочника компании. Она сказала, что печатная копия была бы предпочтительнее, даже если она будет немного устаревшей. Барт сказал, что она должна заполнить форму реквизиции и прислать ему.

Диди сказала, что у неё нет под рукой форм, и не мог бы Барт любезно заполнить форму за неё? Он согласился с не слишком большим энтузиазмом, и Диди сообщила ему данные. Вместо адреса вымышленного подрядчика она сообщила номер, которые социальные инженеры называют сбросом почты, в данном случае адрес почтовой компании, в которой её компания арендовала почтовые ящики специально для ситуаций вроде этой.

Теперь вместо работы лопатой нужно было потрудиться ручками: Нужен был расчётный центр, в который придёт счёт за доставку справочника. Прекрасно – Диди дала расчётный центр для Thousand Oaks:

«IA5N, Н – как в Нэнси.»

Несколькими днями позже, когда прибыл корпоративный справочник, Диди обнаружила, что он был даже большей наградой, чем она ожидала: В нем не только был список с именами и телефонами, но также показывалось кто на кого работал – корпоративная структура целой организации.

Леди с хриплым голосом была готова начать охоту за головами, делая набеги при помощи телефонных звонков. Она умыкнула информацию, которая была необходима для начала набега, пользуясь хорошо подвешенным языком, который наточен до зеркального блеска у любого социального инженера.

LINGO
Сброс почты – термин социального инженера касательно почтового ящика, обычно арендованного на вымышленное имя, который используется для доставки документов или посылок обманутой жертвы.

Сообщение от Митника

Подобно кусочкам паззла, каждый кусок информации может быть несущественным сам по себе. Однако когда эти куски соединяются вместе, появляется ясная картина. В данном случае картиной, которую увидел социальный инженер, была полная внутренняя структура компании.

Анализ обмана

Эту атаку социального инженера Диди начала с получения телефонных номеров трёх отделов в компании. Это было легко, потому что спрашиваемые номера не были секретны, особенно для служащих. Социальный инженер учится звучать как посвящённое лицо, и Диди преуспела в этой игре. Один из телефонных номеров привёл её к номеру расчётного центра, который она затем использовала, чтобы получить копию справочника работников фирмы. Основные инструменты, которые ей были нужны: звучать дружелюбно, пользоваться корпоративной лексикой, и, в случае с последней жертвой, небольшой флирт.

И ещё один инструмент, существенный элемент, который нелегко достаётся – навыки социального инженера в манипулировании, появляющиеся после обширной практики и неписаных уроков доверенных людей прошлых поколений.

Ещё одна «ничего не стоящая» информация

Помимо номера расчётного центра и внутренних номеров, какая еще, по-видимому, бесполезная информация может быть чрезвычайно ценной для вашего врага?

Телефонный звонок Питера Абеля

«Привет», сказал человек на другом конце линии. «Это Том из Parkhurst Travel. Ваш билет в Сан-Франциско готов. Вы хотите, чтобы Вам его доставили или Вы хотите забрать его сами?»
«Сан-Франциско?» сказал Питер. «Я не собираюсь в Сан-Франциско.»
«Это Питер Абель?»
«Да, но у меня не намечается никаких поездок.»
«Хорошо», сказал звонивший с дружелюбным смехом, «Вы уверены, что вы не собираетесь ехать в Сан-Франциско?»
«Если Вы сомневаетесь, вы можете поговорить с моим боссом…», сказал Питер, подыгрывая дружеской беседе.
«Звучит как путаница», ответил звонивший. «В нашей системе мы заказываем билеты, ссылаясь на номера работников. Возможно, кто-то использовал неправильный номер. Какой у Вас номер служащего?»

Питер любезно сказал свой номер. А почему нет? Он пишет его почти на каждой персональной форме, когда их заполняет, многие люди в компании имеют к нему доступ – человеческие ресурсы, платёжные ведомости и, очевидно, внешние транспортные агентства. Никто не относится к номеру работника как к чему-то секретному. Так какая разница?

Ответ нетрудно предсказать. Два или три куска информации - это иногда всё, что нужно для эффективного превращения, когда социальный инженер скрывается под чьей-то персоной. Узнать имя работника, его телефонный номер, его номер работника и, возможно, на всякий случай, имя и телефон его начальника, - и тогда компетентный социальный инженер будет знать почти всё, что ему нужно, чтобы звучать правдоподобно, когда он позвонит его следующей жертве.

Если бы вчера позвонил кто-нибудь и сказал, что он был из другого отдела вашей компании, и, учитывая вероятную причину, спросил ваш номер работника, вы бы отказались его сообщить?

А, между прочим, какой у Вас номер социального страхования?

Сообщение от Митника

Мораль этой истории такова: не выдавайте никакую личную или внутрикорпоративную информацию или идентификаторы любому, если вы не узнаёте его или её голос.

Предотвращение обмана

Ваша компания ответственна за то, чтобы предупредить работников насколько серьёзной может быть выдача непубличной информации. Хорошая продуманная информационная политика безопасности вместе с надлежащим обучением и тренировками улучшат понимание работников о надлежащей работе с корпоративной бизнес-информацией. Политика классификации данных поможет вам осуществить надлежащий контроль за раскрытием информации. Без политики классификации данных вся внутренняя информация должна рассматриваться как конфиденциальная, если не определено иначе.

Примите к сведению эти шаги для защиты вашей компании от распространения кажущейся безвредной информации:

  • Отдел информационной защиты должен проводить обучения, детализуя методы, используемые социальными инженерами. Один метод, описанный выше, касается получения кажущейся нечувствительной информации и использование её для получения краткосрочного доверия. Каждый работник должен знать, что когда у звонящего есть знания о процедурах компании, лексике и внутренних идентификаторах, он должен подтвердить личность звонящего или получить от него разрешение на получение того, что он хочет. Звонящий может быть обычным работником или подрядчиком с необходимой внутренней информацией. Соответственно, на каждой корпорации лежит ответственность за определение соответствующего опознавательного метода, для использования в случаях, когда работники взаимодействуют с людьми, которых не могут узнать по телефону.
  • Человек или люди, ответственные за составление политики классификации данных, должны исследовать типы данных, которые кажутся безвредными и могут быть использованы законными служащими для получения доступа, но могут привести к получению важной информации. Хотя вы никогда не открыли бы коды доступа к вашей карте ATM, вы сказали бы кому-нибудь, какой сервер вы используете для разработки программных продуктов? Может ли кто-нибудь, притворяющийся кем-то с законным доступом к корпоративной сети, использовать эту информацию?
  • Иногда одно только знание внутренней терминологии может заставить социального инженера казаться авторитетным и хорошо осведомлённым. Часто атакующий полагается на это общее неправильное представление, чтобы добиться согласия его/её жертвы. Например, Merchant ID – это идентификатор, который люди из Отдела Новых Счетов банка небрежно используют каждый день. Но такой идентификатор то же самое, что пароль. Если каждый работник будет понимать природу этого идентификатора, что он предназначен для подтверждения подлинности, он будет относиться к нему с большим уважением.

Сообщение от Митника

Согласно старой пословице: даже у настоящих параноиков, возможно, есть враги. Мы должны согласиться, что у любого бизнеса тоже есть враги – атакующие, которые целятся в инфраструктуру сети, чтобы скомпрометировать бизнес-секреты. Недостаточно просто ознакомиться со статистикой по компьютерным преступлениям – пришло время поддерживать необходимую обороноспособность, осуществляя надлежащее средство управления через хорошо известные политики и процедуры безопасности.

  • Ни одна компания – хорошо, по крайней мере, очень немногие – дают прямые номера своих CEO или председателей правления. Однако большинство компаний не беспокоятся о выдаче телефонных номеров большинства отделов и рабочих групп в организации – особенно кому-то, кто кажется или на самом деле является служащим. Возможная контрмера: осуществить политику, которая запрещает выдачу посторонним внутренних телефонных номеров работников, подрядчиков, консультантов и других. Ещё важнее разработать пошаговую процедуру для выяснения действительно ли звонящий, спрашивающий о номерах, является настоящим служащим.
  • Коды рабочих групп и отделов, также как и копии корпоративных справочников (не важно, печатная копия, файл данных или электронная телефонная книга) частые цели социальных инженеров. Любой компании нужна письменная, хорошо разработанная политика касательно открытия информации этого типа. Нужно также завести учетную книгу записей, в которую будут записываться случаи, когда важная информация открывалась людям вне компании.
  • Информацию, вроде номера работника, не стоит использовать для аутентификации саму по себе. Любой работник должен быть обучен проверять не только личность, но и разрешение на получение информации.
  • В своем обучении безопасности предусмотрите обучение работников следующим подходам: всякий раз, когда незнакомец задаёт вопрос, научитесь сначала вежливо отключаться, пока запрос не будет проверен. Затем, прежде подтвердив его личность, следуйте политикам и процедурам компании, с уважением относясь к проверке и раскрытию непубличной информации. Этот стиль может идти вразрез нашему естественному желанию помочь другим, но небольшая здоровая паранойя может оказаться полезной, чтобы не стать следующей жертвой социального инженера.

Как показано в историях в этой главе, кажущаяся безвредной информация может быть ключом к самым существенным секретам компании.





Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru





  Copyright © 2001-2018 Dmitry Leonov   Page build time: 0 s   Design: Vadim Derkach